Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Ливан должен оставаться в центре нашего внимания»

Посол РФ в Ливане Александр Засыпкин — о ситуации в стране и о развитии отношений Москвы и Бейрута
0
«Ливан должен оставаться в центре нашего внимания»
Фото: РИА НОВОСТИ/Екатерина Чеснокова
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Посол России в Ливане Александр Засыпкин прокомментировал в интервью «Известиям» избрание президентом Ливана Мишеля Ауна, а также рассказал о перспективах урегулирования сирийского кризиса и состоянии российско-ливанских отношений.

— Президентское кресло в Ливане пустовало более двух лет. Парламент избрал Мишеля Ауна лишь с 46-й попытки. Как бы вы оценили ситуацию?

— Мы оцениваем избрание Мишеля Ауна положительно, потому что это положило конец президентскому вакууму, который сохранялся на протяжении почти двух с половиной лет. У нас не было каких-то предпочтений по кандидатам. Но для нас было важно, чтобы решение принималось самими ливанцами, без влияния извне. Сейчас, с избранием президента, фактически начался новый этап во внутренней жизни страны, поскольку теперь должно последовать формирование правительства и «перезапуск» всех органов власти, что повлечет за собой повышение эффективности государственных институтов в Ливане. Это благотворно повлияет на экономическую ситуацию в стране. Кроме того, уже к лету надо будет решать вопросы, связанные с проведением парламентских выборов, которые станут еще одним важным этапом на пути оздоровления внутриполитической обстановки. Так что в ситуации, когда Ближний Восток находится в трудном положении и в регионе бушует целый ряд конфликтов, в частности в Сирии, Ираке, Йемене и других странах, Ливан остается стабильной страной. И это очень важно.

— Не секрет, что политическая ситуация в Ливане во многом предопределяет развитие конфликта в соседней Сирии. Как вы считаете, отразится ли избрание Мишеля Ауна положительно на сирийском кризисе?

— Мы исходим из того, что основные параметры внутри- и внешнеполитического курса Ливана останутся без существенных изменений. Взаимное влияние двух стран будет сохраняться. При этом в последнее время больше внимания уделялось тому, чтобы террористическая угроза из Сирии не распространилась на Ливан. Такая угроза существует, поскольку несколько сотен боевиков находятся на ливанской территории, в приграничных с Сирией районах. Вместе с тем благодаря действиям сирийской армии и ВКС России удалось не допустить победы террористов на сирийской территории и, соответственно, распространения террористической угрозы на Ливан. Таким образом, необходимо работать над политическим урегулированием в Сирии и ликвидацией терроризма там. Что касается Ливана, то здесь необходимо поддерживать стабильность и безопасность и силами армии противостоять тем боевикам, которые могут просачиваться из Сирии.

— Президент Владимир Путин не раз принимал бывшего — а теперь, по некоторым данным, и будущего — премьера Ливана Саада Харири. Другие ливанские официальные лица часто бывают в Москве. Известно, что вы проводите очень много встреч с политиками страны. Чем бы вы объяснили такое повышенное внимание России к политической ситуации в Ливане? И связано ли оно с тем, что происходит в Сирии?

— Ливан традиционно является важной страной на Ближнем Востоке. Несмотря на относительно небольшие размеры, тут присутствует большое количество партий самых разных ориентаций, связанных с внешними силами. Эта страна является важным перекрестком интересов, которые выходят далеко за пределы самого Ливана, поэтому такой повышенный интерес был всегда. Вместе с тем наши двусторонние отношения развивались достаточно устойчиво, можно также отметить теплые личные контакты, в частности, между нашим руководством и бывшим премьером Рафиком Харири, который сыграл принципиально важную роль в прекращении гражданской войны в Ливане и последующем восстановлении страны. То же самое относится к его сыну Сааду Харири, который также занимал пост премьера. Он не раз встречался и с Владимиром Путиным, и с Дмитрием Медведевым, и с Сергеем Лавровым. Все эти факторы играли позитивную роль в развитии политического диалога — особенно в последние годы, когда на Ближнем Востоке происходят тревожные изменения, изобилующие конфликтными ситуациями, когда идут попытки переформатирования региона. Мы, в свою очередь, поддерживаем стабильность и территориальную целостность стран. В этой связи очень важно обмениваться мнениями с ведущими политическими фигурами. Надо признать, что, например, Саад Харири среди суннитов Ближнего Востока является именно такой фигурой. Как мы полагаем, у него вскоре будет новая важная роль на ливанской политической арене. Совокупность этих факторов говорит о том, что Ливан должен оставаться в центре нашего внимания. Надо понимать, что другие (региональные и мировые) силы оценивают роль этой страны так же высоко.

— Мишель Аун является сторонником «Хезболлы» и, по ряду свидетельств, поддерживает нынешнее сирийское руководство, несмотря на достаточно сложную историю взаимоотношений между ним и Дамаском (в 1990 году сирийские войска вошли на территорию Ливана и вынудили Мишеля Ауна бежать за границу; он вернулся только в 2005 году, когда сирийская армия была выведена из Ливана). В этой связи сейчас высказываются мнения, что избрание Ауна является победой в том числе и российского руководства. Согласны ли вы с такой оценкой?

— У Мишеля Ауна на ливанской политической арене есть союзники. Вместе они объединены «Коалицией 8 марта», куда входят в том числе «Хезболла» и целый ряд других партий и которая близка к Ирану и Сирии. Ее политическим оппонентом является «Коалиция 14 марта», которая традиционно ближе к Саудовской Аравии и другим монархиям Персидского залива. Это очень упрощенный расклад ливанских политических сил. Вместе с тем в последнее время в процессе поиска [компромиссной] фигуры кандидата в президенты в Ливане произошел ряд изменений. В частности, неожиданно для многих произошла смычка между Мишелем Ауном и лидером партии «Ливанские силы» Самиром Джааджаа, который был его оппонентом в борьбе за пост главы государства. А завершающим аккордом стала поддержка, которую выразил Ауну Саад Харири, возглавляющий движение «Аль-Мустакбаль», являющееся важной составляющей «Коалиции 14 марта». То есть получилось, что, за некоторыми оговорками, бывшие соперники объединились. Таким образом, нельзя сказать, что одна сторона выиграла, а другая проиграла. Скорее речь идет о движении в сторону национального единства.

Прямой эфир