Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Алексей Чадов: «У нас не хватает фильмов, где есть душа»

Исполнитель главной роли в фильме «Молот» — о том, как бои без правил меняют человека к лучшему
0
Алексей Чадов: «У нас не хватает фильмов, где есть душа»
Фото: Централ Партнершип
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат выходит драма «Молот» — история спортсмена, ради карьеры поставившего на карту жизнь. Корреспондент «Известий» встретился с исполнителем главной роли Алексеем Чадовым и узнал, на какие жертвы ему пришлось пойти.​​​​​​​

— Сегодня много говорят о пропаганде насилия в кино. «Молот» — фильм тоже достаточно жесткий…

— Я много думал на эту тему. Но у нас на экране насилия как такового нет. Вот гладиаторы в Древнем Риме друг друга убивали на глазах у толпы — это было насилие. А современные боевые искусства — цивилизованный вид спорта, хотя и достаточно кровавый. И потом, я в этом смысле реалист. Не живу иллюзиями, адекватно смотрю на мир.

Люди продолжают убивать друг друга, государства воюют. В мире полно криминала, вражды, коррупции. Это всё негативные стороны общества, даже самого развитого, и нельзя делать вид, что этого нет. Какими бы добрыми, вежливыми и воспитанными мы ни становились внешне, внутренние темы борьбы и войны никуда не уходят. Не всё так красиво и сладко, как хотелось бы.

— У вашего героя есть реальный прототип?

— Для себя имел в виду Федора Емельяненко, хотя фильм мы снимали и без его участия. Федор для меня — кумир. Хотя я как православный человек стараюсь себе кумиров не создавать. Но он для меня — герой нашего времени, пример для подражания.

— Вы играете бойца-самбиста. Тяжело было подготовиться к съемкам физически?

— Очень. Я восемь месяцев жил жизнью настоящего бойца: тренировки, диета. Приходилось отказывать себе во всем, соблюдать жесточайшую дисциплину. До этого я ложился спать поздно, часа в два ночи. И вставал тоже не рано. Так что надо было изменить режим.

Вообще быть бойцом — тяжелая физическая работа: в любую погоду, какое бы ни было у тебя настроение, нужно выйти на тренировку утром и вечером. На это уходит вся жизнь. Ломать себя непросто, но постепенно втягиваешься. Зато после окончания съемок я пришел домой, поставил сумку и месяц не ходил в спортзал. Очень захотелось сменить обстановку.

Алексей Чадов: «У нас не хватает фильмов, где есть душа»

— С внешними изменениями понятно. А через себя не пришлось переступать? Все-таки актер — мирная профессия, а бойцу драться надо.

— В современном кинематографе актер должен обладать различными навыками. Благодаря кинематографу я научился хорошо ездить верхом, экстремально водить автомобиль, мотоцикл, даже на танке приходилось кататься. И огнестрельным оружием профессионально овладел тоже благодаря съемкам. Это в театре можно все имитировать, а в кино надо реально уметь.

Внутренне тоже приходится меняться. Стал уверенней, суетливость ушла. Потому что мышечную массу набрал. Мне Нурбек Эген, режиссер, так и сказал: «Наберешь больше нормы для своего роста — и сразу почувствуешь себя тяжеловесом». Я не только двигаться, но и мыслить по-другому стал. Обрел спокойствие.

Мне было интересно подмечать, как физиология диктует внутренние изменения. На конфликтные ситуации просто не обращал внимания. Боец агрессию выплескивает на ринге, а в жизни это абсолютно спокойные люди. Злишься и нервничаешь, когда не уверен в себе.

— На спине вашего героя — татуировка. После съемок не возникло желания набить себе настоящую?

— Давно есть такое желание, но не могу себе этого позволить — в силу профессии. На съемках много времени и внимания уходит на маскировку подобных вещей.

— Не планируете пойти в режиссуру и снять свою картину?

— До своей картины нужно дорасти. Поэтому я бы для начала поучился режиссуре. Но если найду завтра историю, в которую влюблюсь вдребезги, пойду ва-банк.

— На ваш взгляд, каких фильмов сегодня не хватает?

— Что у нас, что в мире не хватает картин, где есть душа. Хочется переживать за героя, а не только кайфовать от того, что он с крыши на крышу прыгает. Не работает это всё. Советские картины смотришь и такое удовольствие получаешь! Поэтому сегодня весь творческий мир уходит в телеиндустрию — в многосерийное кино, где есть возможность делать нормальные истории, раскрывать характеры.

Полный метр превратился в жесткий бизнес — фильм нужно выгодно продать. Обязательна любовная линия, добрый герой, злой герой, и это все нужно уместить в два часа, да еще чтобы все взрывалось, иначе зрителю станет скучно. Никакой души в таком кино не остается. К концу не понимаешь, кто в кого и зачем стреляет. Я совсем не против аттракциона, но пусть он работает и в эмоциональном, и в интеллектуальном плане...

Прямой эфир