Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Вячеслав Зайцев: «С модой происходит полная неразбериха»

Мэтр модной индустрии — о хаосе, тенденциях, кислотных оттенках и фуфайках из Военторга
0
Вячеслав Зайцев: «С модой происходит полная неразбериха»
Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На осенних неделях моды Вячеслав Зайцев показал коллекцию «Импровизация», посвященную весне и лету 2017 года. С 78-летним мэтром российского дизайна встретился корреспондент «Известий».

— Ваша коллекция поразила разнообразием: кислотные цвета, русские мотивы, «приветы» из 1990-х, спортивные элементы, шик, кутюр… Хотели показать, что у вас есть модели для всех возрастов и кошельков?

— Не забывайте, что коллекция называется «Импровизация», потому что предполагает использование разных направлений. До этого у меня был «Золотой век», там было много золота. Ну а на этот раз хотелось показать одежду повседневную и нарядную, спортивную и молодежную — интерес к моде проявляется у разных слоев населения, а значит, мода стала многогранной.

Вячеслав Зайцев: «С модой происходит полная неразбериха»

Сегодня человеку трудно разобраться, что модно, вот я и решил подсказать. И себя чем-то удивить — разработать, например, в качестве эксперимента спортивные наряды ярких цветов. Новые ткани кислотных оттенков придают этой теме своеобразное звучание, которого раньше у меня не было. Кроме того, в моих коллекциях всегда есть пальто, это моя «фишка».

Вячеслав Зайцев: «С модой происходит полная неразбериха»​​​​​​​

— Мне показалось, что в коллекции пальто вы ушли в 1980–1990-е — широкие плечи, удлиненный силуэт. Кроме этого, шляпки, платья-колокольчики, туфли-лодочки на шпильках. Предлагаете ходить в этом в наступающем 2017-м?

— Вы видели последнюю французскую коллекцию? Я, прошу прощения, обалдел: там такие мощные плечи… У меня весьма деликатно подчеркнута эта тема. Широкие плечи и зауженный низ — это трапеция, которая сохраняет гармонию силуэта. И всё это предназначено не только для единичных пользователей.

На отдыхе в Бресте я познакомился с дизайнером Николаем Морозовым — он вдохновил меня на создание одежды для широкого потребителя. Мы собираемся делать вещи, которые будут отшивать в Белоруссии и Турции и продавать их по доступным ценам в российских магазинах.

— В одной из наших бесед вы говорили, что мечтаете выйти на массовый рынок, заключить контракт с магазином, в котором цены на ваши вещи не будут «кусаться». Задумка удалась?

— Мечтаю до сих пор. Но не просто мечтаю — мы ведем переговоры с коллегами из Иваново: хотим с сыном Егором делать вещи массового производства. Модели должны стоить не дороже 4–5 тыс. рублей и продаваться в торговых центрах. А появятся деньги, будут и отдельные магазины.

— Для большинства недели моды ассоциируются с ярмаркой тщеславия. Вы обращаете внимание, кто приходит к вам на показы?

— Нет. Я приглашаю людей из Павловского Посада, Троице-Сергиевой лавры — тех, что связаны с производством, делают для меня зонты и другие аксессуары. Приходят друзья из музеев. То есть люди, которые связаны со мной профессионально. А светские персонажи для меня не суть важны, я человек без понтов (смеется).

— Главный вопрос: что происходит с модой в России? Она есть?

— В России с модой происходит полная неразбериха — cлишком много участников рынка. Каждый предлагает свое решение, и они часто противоречат друг другу. Но художник имеет право высказаться, и это совершенно естественно.

Во всем мире сейчас в моде хаос — очень много предложений. Раньше было проще — существовали определенные тенденции. Сейчас их масса, и трудно разобраться, что же всё-таки модно. Лично я делаю то, что считаю нужным, и не реагирую на то, что делает Запад.

— На ваш взгляд, россияне уже оценили изделия отечественного производителя?

— Конечно. В этом плане всё стало намного лучше. Но можно сделать еще лучше. На Западе у каждой фирмы есть бутик или магазин. Если бы у нас каждый дизайнер имел свой маленький магазинчик, у людей было бы больше возможностей покупать качественные российские вещи.

— На Неделе моды состоялся показ «Лаборатории Славы Зайцева». Это ваши ученики?

— Да, у них есть свое производство, они работают и востребованы. «Лаборатория моды» появилась по инициативе двух моих коллег — Елены Ржевской и Людмилы Давыдовой, которые предложили создать школу моего имени. Я согласился. Поехал посмотреть подобные школы в Америку, в Англию, Индию, Венгрию. И увидел, что есть роскошные учебные заведения, но очень дорогие и долгие — обучение длится по 5–6 лет. А мы сократили курс до года.

Взяли хороших педагогов, технологов, сделали несколько основных предметов: рисунок, наколка, муляжный метод моделирования и искусствоведение. Я считаю, что это очень целесообразно. Человек выходит готовым специалистом, который может и шить, и моделировать всё что угодно, и ответить на любые вопросы, связанные с одеждой.

— Все помнят ваши театральные работы. Продолжаете сотрудничать с театрами?

— Последний раз я работал над спектаклями в Малом театре: ставил «Маскарад» и «Пиковую даму» с Андреем Житинкиным, «Молодость Людовика XIV» с Юрием Соломиным. Работать было очень интересно — великолепные актеры, костюмы и эпоха чудесная… Сейчас пока театром не занимаюсь — много времени работаю за компьютером, создаю рисунки и орнаменты для тканей, керамики, постельного белья, зонтов. Недавно мы купили специальный принтер, который отпечатывает рисунок на ткань. Это всё меня безумно интересует, я ведь всю жизнь занимаюсь живописью и графикой.

— В Неделе моды принял участие ваш сын Егор Зайцев. Как бы вы оценили его достижения?

— Я им доволен. После авангардных коллекций для удовольствия он наконец создал вещи, которые очень хорошо пошли у покупателей, — юбки, куртки. И в этом году у него классная коллекция — пальто и костюмы из отечественных шерстяных тканей. И фуфайки он сделал отличные — работал вместе с Военторгом.

Вячеслав Зайцев: «С модой происходит полная неразбериха»

— Выпочетный гражданин Парижа, часто туда летаете. Не забудете Москву?

— В течение последних 16 лет бываю в Париже почти каждый месяц, город стал практически родным. Но бываю я там по три дня — ткани посмотрю, что-то из них куплю, прогуляюсь по музеям и обратно. Москва, конечно, для меня на первом месте.

Справка «Известий»

В 1982 году Вячеслав Зайцев возглавил небольшое ателье. Впоследствии оно выросло в Московский дом моды, худруком и директором которого кутюрье является и по сей день. Благодаря Зайцеву мир заново открыл для себя русский стиль: традиционные элементы русского наряда, национальные узоры, шапки-ушанки и вышивка широко используются в мировой модной индустрии.

Прямой эфир