Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Дханьявад» на хинди значит и благодарность, и благословение. Это крайне емкое слово отлично характеризует визит Владимира Путина и российской делегации в Индию.

Он действительно прошел более чем плодотворно. И не только потому, что в рамках двусторонних встреч подписано 18 документов о сотрудничестве в различных сферах экономики. Это, конечно, важно, учитывая тот факт, что за подписанными соглашениями стоят миллиарды долларов взаимных инвестиций. Но наиболее важный итог встречи российского лидера и индийского премьер-министра Нарендры Моди многочисленные журналисты и наблюдатели обошли вниманием.

Речь идет об участии Индии в зоне свободной торговли ЕврАзЭс. Несмотря на то что решение о начале переговоров по ЗСТ должно быть принято не ранее декабря, Владимир Путин предпочел накануне лично обсудить эту тему со своим индийским коллегой. И судя по объявленным договоренностям (хотя формально они и не связаны с ЗСТ), политическая позиция Индии по участию в зоне свободной торговли сформирована. Остальное — технические формальности.

Для России современная Индия — один из наиболее перспективных внешнеэкономических партнеров. Парадоксально, что при этом объем товарооборота между нашими странами ничтожно мал. Президент Владимир Путин в июне этого года справедливо отметил, что «он абсолютно не соответствует потенциалу».

В 2015 году общий товарооборот между Россией и Индией составил $7,63 млрд. Много это или мало? Для сравнения: при колоссальном падении внешнеторгового оборота России в 2015 году (–33,2% к 2014 году) с Китаем он составил $63,55 млрд, с Германией — $45,79 млрд, с Нидерландами — $43,92 млрд и даже с США — $20,96 млрд. И это несмотря на всевозможные санкции и контрсанкции.

В структуре экспорта Индии доля России тоже выглядит неубедительно. В 2015 году на долю российских товаров приходилось менее 1% индийского экспорта. И здесь главным сдерживающим фактором в ближайшие несколько лет будет оставаться непростая экономическая ситуация в России.

Но это не значит, что Россия перестала интересовать Дели в качестве экономического партнера. Интерес сохраняется. Речь в первую очередь идет о российских технологиях в атомной энергетике и тяжелом машиностроении, включая военно-техническую сферу. Индия с ее растущим населением заинтересована сегодня не столько в покупке готовых образцов вооружения или энергетического оборудования, сколько в приобретении российских технологических разработок для локализации производства на своей территории.

В отличие от ряда западных стран и Японии между Россией и Индией нет каких-либо политических препятствий для развития экономического сотрудничества в этих областях.

Во время встречи Владимир Путин и Нарендра Моди торжественно запустили второй энергоблок АЭС «Куданкулам» и объявили, что в ближайшие 20 лет будет запущено не менее 12 атомных реакторов, построенных с использованием российских разработок. Что касается оружия, то Индия еще со времен СССР является одним из основных заказчиков российского ОПК. Почти 60% вооружения индийской армии — российского производства. Кооперация в этой сфере также перешла на новый уровень: от прямых закупок российской боевой техники к организации ее лицензионного производства на индийской территории. Так, например, были подписаны соглашения о строительстве сторожевых фрегатов проекта 11356 в России и Индии, а также о создании совместного предприятия по производству вертолетов Ка-226Т. Эти вертолеты, кстати, разрабатывались для многоцелевого использования. Они отлично подходят не только для военных операций, но и для поисковых работ, перевозки раненых и т.д.

Российский бизнес активно использует главное преимущество индийского рынка — его колоссальный масштаб. Страна с населением 1,3 млрд человек и стремительно растущим ВВП не может быть непривлекательной для частных инвестиций. Одно из успешно осваиваемых российским бизнесом направлений — телекоммуникации. АФК «Система», владеющая контрольным пакетом акций индийского оператора мобильной связи SSTL, заявила о достижении безубыточности в I квартале 2016 года. В настоящее время компания ведет переговоры об объединении бизнеса с одним из крупнейших операторов связи в Индии Reliance Communications.

Кроме того, Россия и Индия договорились о взаимном размещении на своих территориях наземных станций сбора измерений системы ГЛОНАСС и индийской спутниковой группировки НавИК.

Это что касается больших проектов. Но есть еще и средний бизнес, который также стремится развиваться в индийском направлении, не дожидаясь появления зоны свободной торговли. Для российского среднего бизнеса Индия — наиболее привлекательное направление развития в условиях ограничений внутреннего рынка и рынков ряда традиционных партнеров.

Кстати, в рейтинге Doing Business 2016 в категории «защита инвесторов» Индия занимает седьмую строчку, что свидетельствует о серьезных успехах страны в этой сфере.

При этом по совокупности критериев рейтинга Индии присвоена лишь 130-я позиция из 189 (для сравнения, Россия находится на 51-м месте). Такая оценка экспертов объясняется сложностью регистрации бизнеса и высокой налоговой нагрузкой. Но учитывая, что годом ранее Индия занимала 140-ю строчку, тенденция представляется благоприятной.

Россия и Индия поставили цель достичь к 2025 году взаимного товарооборота на уровне $35 млрд. При этом объем российских инвестиций, как ожидается, должен составить $15 млрд. Президент Путин на встрече с индийским премьером заявил, что «мы вплотную приблизились к поставленной на 2025 год цели в $15 млрд».

Прочность дружбы России и Индии не вызывает сомнений. По крайней мере Нарендра Моди назвал характер отношений между нашими странами «привилегированным» и «стратегическим». Это значит, что в Индии ждут не только российских туристов, но и предпринимателей. А мы, в свою очередь, ждем индийских коллег в России.

Автор — вице-президент, руководитель дирекции по международной деятельности «Деловой России»

Прямой эфир