Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Елена Гагарина: «Я не романтик и не мечтатель»

Директор Музеев Московского Кремля — о музейном прагматизме, «Посольских дарах» и капсуле первого космонавта
0
Елена Гагарина: «Я не романтик и не мечтатель»
Фото предоставлено пресс-службой Музеев Московского Кремля
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Оружейной палате открывается III Международный музыкальный фестиваль «Посольские дары». С директором Музеев Московского Кремля Еленой Гагариной встретился корреспондент «Известий».

— Откуда такое любопытное название — «Посольские дары»?

 В Музеях Кремля хранится большая коллекция посольских подарков, а мы давно хотели, чтобы у нас был собственный фестиваль. В 2014 году, когда проводился перекрестный Год культуры Великобритании и России, у нас проходила выставка знаменитого шотландского дизайнера Чарльза Ренни Макинтоша «Манифест нового стиля». Тогда и родилась идея музыкального фестиваля.

— Фестиваль объединил культурные традиции?

— Дипломатические отношения Великобритании и России насчитывают более 460 лет, и наглядным подтверждением тому служат ценнейшие экспонаты из собрания Оружейной палаты. Это драгоценные предметы, изготовленные иностранными мастерами и преподнесенные русским правителям английскими послами.

Проект «Посольские дары» — своего рода музыкальная реконструкция исторической традиции подношения даров, культурного обмена между странами. На старте проекта мы планировали поведение фестивалей ежегодно в рамках наших международных выставок и вот уже третий год продолжаем эту традицию, привлекая лучшие музыкальные коллективы. 

— Чем удивят «Посольские дары» в этом году?

— Они приурочены к масштабному музейному проекту «Элегантность и роскошь ар-деко. Институт костюма Киото, ювелирные дома Cartier и Van Cleef & Arpels». Концерт-открытие будет посвящен легендарному антрепренеру Сергею Дягилеву — одному из вдохновителей художников стиля ар-деко.

На втором концерте мы представим музыку Игоря Стравинского, следующий концерт будет джазовый — в Оружейной палате прозвучат популярные джазовые композиции начала века в исполнении одного из ведущих джазовых ансамблей России — Moscow Ragtime Band. Гала-концерт закрытия мы посвятим европейской музыке 1910–1940-х годов — в нем примут участие российские и польские исполнители, прозвучат произведения Прокофьева, Равеля, Хольста, Хиндемита, Бартока и Шимановского.  

— На выставке представлены драгоценности от всемирно известных ювелирных домов. Могут ли эти бриллианты сравниться с сокровищами Музеев Кремля?

— То, что выставлено в Кремле, — произведения искусства высочайшего уровня. Не говоря уже о том, что всё это — мемориальные вещи, принадлежавшие царским и великокняжеским семьям, предметы, связанные с церемониями венчаний, коронаций и т.д. Рынок такого рода сейчас давно исчерпан.

Коллекция Cartier и Van Cleef & Arpels, представленная на выставке, — это вещи, созданные для очень значимых заказчиков в 1920–1930-х годах. Сейчас все известные ювелирные дома стараются формировать у себя такого рода музейные собрания. Эти произведения выкуплены у владельцев по совершенно баснословным ценам.

— Вызовет ли выставка «Элегантность и роскошь ар-деко» такой же ажиотаж, как экспозиции Серова или Рафаэля?

— Выставка уже очень востребована. Но я бы не стала сравнивать масштабные проекты, о которых вы говорите, с нашими. Экспозиции Музеев Кремля занимают определенную нишу и всегда имеют очень высокую посещаемость, на пределе возможностей выставочных площадей, а они у нас совсем небольшие. 

— Каковы дальнейшие выставочные планы?

— В 2017-м, в перекрестный Год культурного туризма России и Франции, мы готовим выставку, посвященную Людовику IX Святому, познакомим российскую публику с достижениями средневековой культуры времен расцвета французской готики.

Людовик вошел в историю как идеальный средневековый государь, был руководителем двух крестовых походов, привез во Францию огромное количество святынь, прославился как покровитель искусства и науки.

— Какие экспонаты привезут из Франции?

— Старинные витражи, скульптуры, рукописи с миниатюрами. Вещей той эпохи сохранилось очень мало, ведь это XIII век. С нами сотрудничают Центр национальных памятников Франции, Лувр, Нотр-Дам, Музей Средневековья Клюни, другие крупные институции Франции, а также Государственный Эрмитаж и Публичная библиотека Санкт-Петербурга, в которой хранятся рукописи, связанные с Людовиком Святым.

Летом мы хотели бы показать выставку из частного собрания в Лондоне — коллекцию кимоно и эмали эпохи Мэйдзи. А в конце года планируем проект, посвященный Португалии как империи. Будут задействованы британские музеи, а также некоторые европейские и азиатские.

— Недавно в Москву прилетал Антонио Бандерас. Одним из его желаний было увидеть капсулу спускаемого аппарата «Восток» Юрия Гагарина, выставленную сейчас в Мультимедиа Арт Музее.

— На самом деле эту капсулу мало кто видел раньше. Она хранится в РКК «Энергия», и Ольге Свибловой удалось получить ее для экспозиции в МАММ. Когда в Лондоне была выставка «Космонавты. Рождение космической эры», спускаемый аппарат «Восток» не разрешили туда вывезти.

— А о какой выставке мечтаете вы?

— Я не романтик и не мечтатель — если чего-то хочу, то делаю. У меня уже есть планы на следующий год, и я работаю над их осуществлением. Организовать выставку, особенно международную, очень сложно. Кстати, наш музей не принимает готовых и передвижных выставок, нам это неинтересно. Мы делаем только свои — готовим их на основании концепций, придуманных нашими научными сотрудниками и кураторами.

Прямой эфир