Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Наступление фриков

Третий БТК-фест посвятил свою программу всем странным и «инаковым»
0
Наступление фриков
Фото предоставлено пресс-службой Большого театра кукол/PatrickArgirakis
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Завершившийся в Санкт-Петербурге III БТК-фест (фестиваль Большого театра кукол) выдался подчеркнуто эпатажным. Вместо привычного для фестивальной афиши SHOWcase на сей раз фигурировал FREAKcasе: антураж форума был связан с фриками. Это и фрикадельки, которыми можно угоститься перед спектаклем, и предметы фрик-культуры в фойе театра, и «бал фриков» в один из вечеров.

— Мы вовсе не собирались представить зрителям некий паноптикум, — рассказала «Известиям» арт-директор фестиваля Анна Иванова-Брашинская. — Просто посмотрели на это понятие широко, напомнив, что в театральном сообществе кукольники считаются изгоями, маргиналами. Про них издавна говорили: «В семье не без урода». На этом фестивале мы попытались собрать самых странных из этих странных товарищей.

«Фриковость» подразумевает колкую, вызывающую манеру поведения. Однако многие фестивальные спектакли отличает мягкость повествования, человечная интонация и гуманистический посыл.

Советским «ностальжи» окрашен спектакль «Железо», поставленный Борисом Константиновым в Петрозаводском театре кукол. Через биографию отслужившего свой век «Запорожца» (он же «горбатый», он же «мыльница») трепетно рассказано о советских чудиках — супругах Вене и Зине.

Они хотели в отпуск к морю, но вместо билетов на поезд муж купил старый автомобиль. На глазах зрителей оживает мирок, где всё дышит теплом человеческих рук. Швейная машинка, кроватка, крошечный сервиз… Спектакль, названный в программке «путешествие из прошлого в настоящее», — греза о недосягаемом рае, о заветных Петушках, недаром героя зовут Веня.

Спектакль «Хармс. Анекдоты, случаи, стихи» главного режиссера БТК Руслана Кудашова, поставленный в Красноярском театре кукол, начинается с висящих в воздухе букв, которые руки артистов складывают в слова: «ГНЕВ БОГА». В ленинградской квартире, окно которой видят зрители, оживают персонажи хармсовской вселенной. Режиссер трактует Хармса как автора серьезного и отчасти метафизического: планшетная кукла с печальным лицом наблюдает за собственными созданиями, живущими своей жизнью.

Режиссер Яна Тумина представила «Колино сочинение» (театр «Кукольный формат» и продюсерский центр «КонтАрт») по мотивам книги Сергея Голышева «Мой сын — даун». Главный персонаж — тоже не такой, как все: это округлая светлая куколка с особым разрезом глаз, напоминающим о «солнечных детях». Путешествие Коли к девочке Варе, которую он любит, становится мощным лирическим мотивом спектакля.

Хедлайнером фестиваля стал Дуда Пайва — артист бразильского происхождения, живущий в Нидерландах и работающий с куклами, вырезанными из поролона. Кукольник, обладающий уникальным даром жить сразу в нескольких персонажах, приехал в Петербург со спектаклем «Слепой». Как пояснили публике перед показом, Пайву вдохновил его личный детский опыт: болезнь, покрывшая тело волдырями и на время лишившая зрения.

Наступление фриков​​​​​​​










— Я был ребенком, похожим на монстра, — рассказал Дуда Пайва «Известиям». — Лечился во многих странах и у многих докторов, в том числе пользующихся нетрадиционными методами. Теперь этот опыт претворился в моем спектакле.

Поролоновая кукла с огромными человеческими глазами то выделывает в пространстве сцены пируэты, то застывает — словно впадает в транс. Из-под костюма Пайвы «вырываются» наросты: оказывается, это тоже куклы, только свернутые. Каждая из них — материализованный «демон болезни». Ритуал изгнания демонов из собственного тела получился не только театральным и смешным, но и чуть философским. Последнего монстра герой Дуды Пайвы умиротворенно укачивает — чтобы полностью излечиться, свою болезнь нужно принять…

Прямой эфир