Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Дипломатические усилия США по сирийскому кризису начинают принимать поистине постмодернистский характер. Позиция, заявления, действия коллективного Запада — «сотрудников Бога» на земле, если припомнить слова президента Барака Обамы в его «лебединой песне» на Генассамблее ООН, — окончательно оформлены в стиле шедевров Джексона Поллока, одного из «столпов» абстрактного экспрессионизма. Напомним: именно Поллок ввел революционную технику, когда художник «пишет» картину, энергично разбрызгивая краски над лежащим на полу холстом, не касаясь его кистью. Экспрессивно? Очень. Абстрактно? Да. Вот и заявления США по Сирии тоже довольно абстрактны и не имеют отношения к тому, что на самом деле происходит в Алеппо, под Дамаском, в Латакии и в Сирии в целом.

На днях МИД России опубликовал три документа из пакета двусторонних договоренностей с американцами об урегулировании конфликта в Сирии. Того самого пакета, который смущает в Вашингтоне многих и многих.

Уникальность опубликованных документов очевидна. И, конечно, они стали неоспоримым доказательством того, как сами американцы не соблюдают соглашения, под которыми стоят подписи их же высокопоставленных чиновников.

Вот несколько примеров.

Документ от 28 марта 2016 года, определяющий условия для обеспечения режима прекращения боевых действий (РПБД).

В одном из пунктов прямо говорится: «В случае, если Россия или Соединенные Штаты прибегают к применению военной силы против террористических формирований, исключенных из РПБД, в географических районах, находящихся в непосредственной близости к участвующим в них сторонам, то сторона, прибегающая к применению военной силы, уведомит другую сторону и спецпосланника Генерального секретаря ООН об обстоятельствах, связанных с применением военной силы, и о предпринимаемых мерах по предотвращению нанесения ударов...». 

Хотелось бы понять, как этот пункт коррелирует хотя бы с недавними трагическими событиями в Дейр-эз-Зоре, когда американские самолеты расстреляли позиции регулярной сирийской армии? А с расстрелом гуманитарного конвоя в Алеппо? 

Как эти и подобные инциденты согласуются с другим документом от 15 июля 2016 года, в котором подробно расписан подход к практическим российско-американским усилиям в борьбе с ИГИЛ (организация запрещена в России)? 

Цитирую: «За исключением непосредственных угроз России или США, когда предварительное согласование цели невозможно, Россия и США могут действовать только против объектов «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в России. — «Известия»), которые были заранее согласованы... в соответствии с процедурами через существующие военные каналы по предотвращению инцидентов». Вдумайтесь — какое количество часов и нервных клеток было вложено в эту формулировку и как шел процесс ее согласования.

Третий из опубликованных документов — согласованный в Женеве 9 сентября 2016 года и предписывающий снижение уровня насилия, восстановление доступа и создание Совместного исполнительного центра (СИЦ). «Оппозиционные группы предпримут все усилия по недопущению сил «Джебхат ан-Нусры» в демилитаризованную зону и прилегающие к ней районы, находящиеся под контролем оппозиционных групп». В значительной степени именно этот пункт на практике продемонстрировал полную неготовность американцев хоть как-то разделять и контролировать «террористический интернационал», воюющий сейчас вокруг Алеппо.

Дело в том, что больше года назад, еще в августе 2015 года, экс-глава ЦРУ генерал Дэвид Петреус призвал Вашингтон к сотрудничеству с группировкой «Джебхат ан-Нусра» для борьбы с боевиками «Исламского государства». Так что же получается — не такие уж они и «голово-», не такие уж они и «-резы»?!

Этот подход уже давно сквозит во всех американских действиях в Сирии.

В целом последний женевский документ представляет собой исчерпывающий план по систематизации искусственно хаотизированной ситуации в районе Алеппо. Его достоинство — предельная конкретика. Но, вероятно, в этом же и невозможность его реализации американской стороной.

Документ не дает возможности увиливать и прятаться за обтекаемыми формулировками, за «белым шумом» совершенно поллоковских информационных вбросов — кровью по холсту.

Еще одна интересная деталь.

Судя по документам, курдские отряды в районе Алеппо ведут свою собственную войну. Об этом уже давно предупреждают эксперты — последствия такого развития событий могут быть самыми серьезными для всего сирийского севера и турецкого юга. И здесь возгласы из Анкары о необходимости расширения турецкой наземной операции вполне объяснимы.

Остается только один вопрос — что содержится в оставшейся неопубликованной части пакета.

Может быть, там найдется и список разномастных оппозиционных группировок, которые американская сторона обещала признать террористическими, но так этого и не сделала?

А еще — наметки дорожной карты по политическому урегулированию в Сирии в случае прекращения боевых действий. То есть так называемое «содействие переходному политическому процессу», включая роль и будущее действующего сирийского лидера, фактическое устранение которого декларировалось американцами как «цель игры».

В любом случае похоже, что принятый Джоном Керри под давлением Сергея Лаврова пилотный вариант мирного урегулирования совершенно не устраивает американских «ястребов». Настолько, что им нужно было всеми возможными средствами — как военными, так и политическими — остановить любые, даже самые тонкие намеки на мир. Отсюда же истерики в ООН, провокации в Дейр-эз-Зоре и Алеппо, более 500 случаев нарушения режима РПБД за одну неделю и так далее в том же духе.

Что делать сейчас России? То, что мы уже делаем. Последовательно исповедовать принцип правды и прозрачности в делах. Зло и Неправда боятся огласки. Здесь их слабое место. Поэтому чем больше мы публикуем, тем крепче мы спим.


Автор — заместитель директора, координатор ближневосточных исследований Института стратегических исследований и прогнозов РУДН

Все мнения >>

Прямой эфир