Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ирина Апексимова: «Кем меня только не называют!»

Директор Театра на Таганке — о тяге к игре на сцене, отсутствии ролей для 40-летних и спектаклях на открытом воздухе
0
Ирина Апексимова: «Кем меня только не называют!»
Фото: "Команда +1"
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

10 сентября в столичном саду «Эрмитаж» пройдет четвертый ежегодный фестиваль «Театральный марш». В течение всего дня зрители смогут бесплатно посмотреть спектакли ведущих московских театров. С основателем и продюсером фестиваля Ириной Апексимовой встретилась корреспондент «Известий».

— Став директором Театра на Таганке, вы не скучаете по актерской работе?

— Я играю в театре, правда, не на Таганке, а в антрепризе: четыре года в спектакле «Скамейка» с Гошей Куценко и уже десять лет в постановке «Игра в правду». Плюс у меня есть собственная концертная программа, в которой я выступаю в качестве поющей драматической артистки. ​​​​​​​

Так что сцена есть, и я по ней не очень скучаю. Другой вопрос, что мне ее маловато — хотелось бы еще и еще! Но у меня достаточно антрепризных спектаклей, и работать в этом жанре мне уже не хочется. Мне бы выйти на сцену Театра на Таганке! Вот только чтобы сделать это, мне нужно поставить здесь такое количество успешных спектаклей, чтобы уже никто не смел сказать: «О, гляди, сама пошла!». Для начала сделаем ремонт двух залов, установим новое оборудование, всё приведем в порядок, а потом можно и на сцену.

— А как насчет съемок в кино?

— Это зависит не от меня. Если в театре я могу сама себе выбрать репертуар и режиссера, то в кино я завишу от предложений. То, что мне предлагают, меня не интересует: всё это я уже сыграла много раз. Хочется и в кино работать творчески, но ничего творческого нет.

— Каких ролей вы ждете?

— Хороших драматических. В российском кино есть персонажи до 30 лет, а дальше все переходят к ролям дедушек и бабушек. Как будто не существует поколения 40-летних — нет про них историй!

— Вы руководите непростым театром. Тяжело?

— Конечно, тяжело. Бывает обидно за что-то, я же нормальный человек. Но — глаза боятся, а руки делают. К счастью, есть большое количество людей, которые меня поддерживают.

— Таганской Маргарет Тэтчер вас пока не называют?

— Кем меня только не называют! (Смеется.) Да и не могут же меня все любить. Было бы гораздо обиднее, если бы на меня не обращали внимания.

— Не конкурируете с Романом Виктюком после того, как ушли из его театра?

— Боже упаси! Как можно вообще сопоставлять Таганку и театр Виктюка? Всё равно что кукольный и оперный театры — два абсолютно разных направления. Роман Виктюк сам по себе, мы — сами по себе.

— Вы налаживали хозяйственные процессы в обоих театрах. Где пришлось тяжелее?

— У Виктюка было очень сложно, но по сравнению с Таганкой это был просто детский сад. В Театре на Таганке я совмещаю две должности — директора и художественного руководителя.

— Существует ли вероятность, что на должность худрука могут назначить другого человека?

Ирина Апексимова: «Кем меня только не называют!»​​​​​​​

— Желающих — море, но на сегодняшний день я не вижу таких кандидатур. Есть много замечательных режиссеров, которые способны прийти и поставить спектакль, но нет того, кто мог бы интересно выстраивать здесь свою линию.

— И, очевидно, нет того, кто смог бы держать всех в узде?

— Такой человек только один — это я.

— И как Ирина Апексимова-директор уживается с Ириной Апексимовой-худруком?

— Легко! Они договариваются и находят общий язык (смеется).

— Будучи актрисой, вы говорили: «Не моя задача воспитывать людей, моя задача — дать им хорошее настроение, дать им поплакать, потому что немногие могут себе это позволить в жизни». После того как вы стали директором, ваши творческие задачи претерпели изменения?

— В качестве худрука я хочу, чтобы зрители приходили на качественные спектакли с живыми эмоциями. Я абсолютно уверена в том, что нам этого не хватает. Все сидят в этих штуках (показывает на свой айфон. — «Известия») с утра до ночи: фотографируют, пишут что-то, вот это вот делают (имитирует селфи. — «Известия»). При этом людям не хватает нормального человеческого общения глаза в глаза. Мы перестали гулять, наши дети не резвятся во дворе и не растут со своими сверстниками. Мы не знаем, кто живет с нами на одной лестничной площадке.

Театр — это возможность восполнить недостаток общения. Я бы хотела, чтобы люди приходили сюда за любовью, за эмоциями, за слезами и смехом, выход эмоций — это большое счастье.

— А как насчет спектаклей для работы души?

— А я не говорю, что зритель должен приходить только за развлечением. Душа должна трудиться. Летом у нас вышел спектакль «Эльза» — современная история «Ромео и Джульетты». Когда его играли, я была в зале и то и дело слышала вздохи сочувствующих зрителей.

Моя дочь пришла на эту постановку со своими друзьями. Казалось бы, что ей в ее 20 лет такие переживания? А она мне со слезами на глазах сказала: «Мам, ты знаешь, это такой искренний спектакль!». Я очень против театра как развлечения — здесь нужно думать, слушать не всегда простой текст. А для этого нужно отключить мобильный телефон и погрузиться в то, что происходит на сцене.

— В субботу в четвертый раз пройдет фестиваль «Театральный марш», инициатором и продюсером которого вы являетесь. Чем на этот раз будете удивлять москвичей?

Ирина Апексимова: «Кем меня только не называют!»

— Мы каждый год удивляем их разной насыщенной программой, выстроенной в форме марафона. Сначала идут спектакли для малышей, потом для детей постарше и так далее. Надо приходить и смотреть: где еще вы бесплатно увидите лучшие спектакли и премьеры прошедшего сезона в один день?

Ирина Апексимова: «Кем меня только не называют!»

— Какие спектакли покажет Театр на Таганке?

— Премьеру спектакля «Кориолан» по Шекспиру — эта пьеса очень редко появляется на сцене. Но мы это сделали — с большим успехом. Наша постановка очень современная. Не в том смысле, что там все оголяются и ругаются матом, а в том, что непростой шекспировский текст произносится особым образом и доходит до любого человека, сидящего в зале.

— Театры с готовностью идут на этот непростой эксперимент? Играть вне театральных стен — задача не из легких.

— Это действительно непростая для артистов история. Соглашаются далеко не все, потому что нет зала, который ограничивает количество зрителей и их передвижение по площадке. Когда публика шастает с попкорном, напитками и телефонами — завладеть ее вниманием гораздо сложнее. Так что некоторые идут на это с недоверием: «Ну ладно, попробуем». Но те, кто уже получил ответную энергию зрителей, участвуют с удовольствием.

— Программа пользуется популярностью?

— Мы отбираем спектакли, которые априори будут успешными. Каждый зритель на этом фестивале находит что-то свое, близкое ему. Бывают случаи, когда в 11 утра на детский спектакль приходят бабушки с внуками, а потом мы видим их с полуспящими детьми на какой-нибудь рок-опере в конце. Или наоборот: внуков с полуспящими бабушками (смеется).

Справка «Известий»

Ирина Апексимова родилась в 1966 году в Волгограде в семье классических музыкантов. В 1990 году окончила Школу-студию МХАТ (мастерская Олега Табакова), после чего была принята в МХТ им. А.П. Чехова, где служила до 2000 года. С марта 2015 года возглавляет Театр на Таганке. Снялась в фильмах «День рождения Буржуя», «Антиснайпер», «Есенин», «Пираньи» и других.  

Комментарии
Прямой эфир