Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Признание «Левада-центра» иностранным агентом со стороны Минюста едва ли можно интерпретировать как «предвыборную инициативу властей».

Либеральное крыло, конечно, именно эту интерпретацию события положит в основу новой серии нападок на верховную власть, тут можно не сомневаться. Хотя речь, вероятнее всего, на самом деле идет о довольно рутинной процедуре, запущенной через Минюст: подобной проверке подвергается большинство более или менее активных организаций.

Ведомство оценивает уровень и качество внешнего — иными словами, иностранного — финансирования организации исходя из вполне определенных критериев. Так получилось, что «Левада-центр» этим критериям соответствует, и решение о внесении социологического центра в соответствующий реестр было принято.

Теперь слово за юристами «Левада-центра», а его руководство уже посчитало, что внесение в данный реестр ущемляет его права и послужит ограничением его профессиональной деятельности. Тем не менее напомним, что ряд НКО, ориентированных на правозащитную деятельность и имеющих весьма критическое отношение к властям, нашли в себе силы полностью или большей частью отказаться от внешнего финансирования и перешли, что называется, на «внутрироссийские источники». В результате они не попали в реестр «иностранных агентов» и существуют до сих пор, проводя свою работу и не жалуясь, в общем, на жизнь.

Даже если «Левада-центру» не удастся покинуть реестр и убедить Минюст в несостоятельности его претензий, статус «иностранный агент», помимо имиджевого обременения по нынешним временам, ни де-факто, ни де-юре никак не ограничивает деятельность организаций.

Морально-психологический аффект, который организация явно испытала в результате внесения в реестр, вскоре должен пройти, и признание руководства данной автономной некоммерческой организации в том, что «это означает уничтожение нашей исследовательской организации» (Лев Гудков), явно сделано сгоряча.

Вообще существует некоторое противоречие в заявлениях, сделанных руководством «Левада-центра»: с одной стороны, оно призналось, что доля иностранных заказов в работе центра не была не только определяющей, но и просто — значительной, однако, с другой стороны, «центр придется закрыть», если не удастся покинуть реестр... В общем, это напоминает истерику.

Вместо того чтобы искать выход из ситуации, идут банальный шантаж и попытка оказать давление на государственные органы.

Точно так же в свое время известный либеральный экономист Сергей Гуриев, ныне поступивший на службу в Европейский банк реконструкции и развития, в панике покинул страну, когда ему показалось, что против него могут возбудить уголовное дело из-за его экспертных связей с ЮКОСом Михаила Ходорковского. Дело не было возбуждено, но Гуриев так и не вернулся из Франции, пополнив ряды лжеполитэмигрантов, и не стесняется в выражениях, когда надо резко покритиковать руководство своего бывшего Отечества.

Безусловно, данными обстоятельствами вокруг «Левада-центра» воспользуется «несистемная оппозиция», которая только и ищет предлога, чтобы делигитимировать результаты выборов в нижнюю палату парламента и пополнить копилку социально взрывоопасных поводов для организации протеста.

Воспользуется новым поводом порассуждать на тему «тоталитарной сущности режима» и либеральное сообщество.

В этом контексте создается впечатление, что решение Минюста по включению «Левада-центра» в реестр иностранных агентов можно было бы расценить как политически недальновидное. Ведь принимая во внимание, что это решение станет предсказуемо резонансным, его можно было бы и отложить. Однако следует помнить, что у юристов свои резоны и в своих действиях они ориентируются прежде всего на соблюдение процедурных норм.

И, повторюсь, это лишний раз доказывает, что решение о «Левада-центре» обусловлено сугубо процессуальными рамками и никак не увязано с электоральной повесткой.

Автор — генеральный директор Центра политической информации

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир