Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Денис Матвиенко: «Месси без игроков — никто. То же самое в балете»

Художественный руководитель балетной труппы НОВАТа — о гендиректоре Кехмане, худруке Вазиеве, танцовщике Полунине и энергетике театра
0
Денис Матвиенко: «Месси без игроков — никто. То же самое в балете»
Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В сентябре Новосибирский театр оперы и балета (НОВАТ) обретет нового художественного руководителя. С заслуженным артистом Украины Денисом Матвиенко, который возглавит балетную труппу одного из крупнейших театров России, встретилась обозреватель «Известий».

— Вы уже руководили балетом — Киевским. Что из этого опыта вы бы хотели заимствовать и от чего отказаться?

— Есть и то и другое. За полтора года работы — совсем короткий срок — опыта получил много. В Киеве — отличный исторический театр, но с момента распада Советского Союза там практически ничего не изменилось: ни система руководства, ни стратегия развития. Ну а время диктовало новые тенденции. Я пытался им следовать, и, на мой взгляд, многое получилось: выпустил шесть премьер, организовал около 20 проектов, привозил артистов... Что-то сейчас я, конечно, делал бы иначе. Не все могут, как я, работать 24 часа в сутки, а я требовал именно этого...

— Собираетесь быть более лояльным к подчиненным?

— Да. На собрании труппы я сказал, что буду искать индивидуальный подход к каждому артисту. В нашей профессии мы все — индивидуальности. Одному нужна лояльность, другому — строгость. Зритель должен видеть на сцене красивых людей, балет — эстетический вид искусства. Если артист не держит себя в форме — а это совокупность многих вещей: уроки, классы, репетиции, диета, — у меня нет к нему никакого снисхождения.

— Владимир Кехман слывет авторитарным гендиректором. Вы обговаривали с ним, насколько самостоятельны будете в своем руководстве?

— Самостоятелен — в чем? Если мы говорим о репертуаре, который создается или обновляется, то это общее решение. Уже сейчас Владимир Абрамович звонит: «А что если мы сделаем так, пригласим того-то?». Естественно, последнее слово за ним как генеральным директором. Это нормальный творческий процесс. Мы не первый год знакомы, и думаю, у нас не возникнет никаких недоразумений, иначе он бы меня не позвал.

Что касается моего доверия к Кехману, то за время его директорства в Михайловском театре каждый, кто там работал — хореографы, артисты, педагоги, — что-то внес в создание бренда «Михайловский театр». Хотя я не люблю слово «бренд», но — получилось, и очень хорошо.

Я знал этот театр до его прихода и после — это два разных театра. Сейчас, скажем так, модно приходить в Михайловский, приводить туда детей. А начиналось с того, что исторический театр на историческом месте в центре Петербурга был в плачевном состоянии и снаружи, и внутри.

— Вы собираетесь заниматься труппой, то есть быть в Новосибирске?

— Конечно.

— А ваша карьера танцовщика?

— Карьера танцовщика меня мало интересует — она давно сделана, никого и ничем я не удивлю. У меня есть интересные современные проекты, раз в полгода я что-то делаю: либо сам устраиваю, либо меня приглашают. Но как Базиль и как принц Зигфрид я уже все сказал.

— Тем важнее помочь сказать другим. В местных соцсетях спрашивают, например: «Будут ли танцовщики Новосибирска участвовать в проекте «Большой балет»?»

— Я и за, и против таких проектов. Уникальность балета в том, что есть один кадр на сцене, и он бесценен, потому что он — единственный и неповторимый. В этом специфика и грандиозность нашего искусства. Здесь уже другое. Я снимался в кино, знаю, что такое камера. Мы сидим, болтаем, встали, дубль сняли, нам говорят: «Гениально!» Нет такого, что мы настраиваемся на выступление, продумываем детали...

Но я — за популяризацию балета во всех отношениях. И по поводу такого рода проектов нужно обязательно подумать. Дело даже не в победе — на подобного рода мероприятиях заранее известно, кто должен победить. Нужны яркие танцовщики, правильно подготовленный репертуар, правильный хореограф — чтобы люди запомнились, чтобы о них сказали: «Эта пара из Новосибирска такая яркая!» Вот над этим надо работать.

— Сергей Полунин, выступающий в Новосибирске в качестве приглашенной звезды, обнародовал идею создания артистического агентства, которое должно избавить танцовщиков от «гнета театров». «Артисты не должны быть крепостными», — сказал артист в интервью сайту НОВАТа. Как руководитель труппы, что вы думаете по этому поводу?

— В этом году 20 лет, как я на сцене, работал во многих театрах — и как guest star, и как постоянный солист, но не припомню, чтобы какой-нибудь театр меня угнетал. Считаю, если такое происходит, это вина обеих сторон. Как в браке: когда люди разводятся, всегда виноваты оба.

Ну а Сережин случай... Когда ты в зените славы, то думаешь, что всё должно крутиться вокруг тебя. Я через это прошел, когда в 2001 году начал работать в Мариинском театре. Балетом тогда руководил Махар Вазиев — золотое время, потрясающие артистический состав, репертуар...

У меня было очень много контрактов, я разъезжал по всему миру. Но через год Махар сказал: «Денис, если ты хочешь такой жизни, этот театр не для тебя». И я ушел. Махар был прав. Руководитель должен заботиться о театре, а театр — это не только один артист-звезда. Если взять футбольную команду — есть Месси, и есть спортсмены, которые ему помогают быть Месси. Он без них — никто. То же самое и в балете.

Став руководителем, я понял, что иногда неправильно вел себя как артист. Я за то, чтобы люди ездили, но основную энергетику они должны оставлять в родном театре.

— Но ведь заманчиво уже со старта карьеры вести свободную жизнь приглашенной звезды...

— Чтобы получить гостевой контракт, нужно многое сделать именно в одном театре. Я с 1996 года, еще учась в училище, танцевал в Национальной опере Украины ведущие партии. Меня звал в Цюрих Хайнц Шперли — по контракту выступать в «Ромео» и «Жизели». Я нищий был, а там предлагали просто сумасшедшие по тем временам деньги. Но мой педагог в театре сказала: «Денис, ты еще заработаешь, но сейчас нельзя терять этот год. Что для тебя «Жизель» и «Ромео»?»

И она была права: за сезон я сделал порядка 15 премьер, а за первые 3–4 года работы — весь репертуар, выиграл конкурсы, постоянно учился. Тогда и появился Денис Матвиенко. Но сразу? Кому я был бы нужен, если бы не работал в Национальной опере?

— То есть училище, театр, а потом раскрутка, если человек на это способен?

— А как иначе? У нас здесь, в Новосибирске, есть талантливые ребята, совсем молодые. Будем заниматься их развитием, становлением. НОВАТ — это лицо Сибири, национальное достояние региона. Guest stars — не вопрос, но нам нужны свои имена. Это намного важнее, чем приглашать кого-то.

«Справка «Известий»

В 17 лет Денис Матвиенко дебютировал на сцене Национальной оперы Украины. В 2001 году стал ведущим солистом Мариинского театра, с 2002-го — приглашенный солист New National Theatre (Токио). В 2005 году — приглашенный солист Большого театра. В 2009–2011 годах — премьер Мариинского театра. С 2007-го — премьер Михайловского театра, приглашенный солист «Ла Скала» и «Гранд-опера». В 2012–2013 годах руководил балетом Национальной оперы Украины. В должности художественного руководителя балетной труппы НОВАТа сменил Игоря Зеленского.

Комментарии
Прямой эфир