Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Игорь Крутой: «Если появится новая звезда, зажгу зеленый свет»

Основатель «Новой волны» — о сочинском поп-форуме, Алле Пугачевой, Анне Нетребко и Сергее Шнурове в костюме с бабочкой
0
Игорь Крутой: «Если появится новая звезда, зажгу зеленый свет»
Фото: Анатолий Белясов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С 3 по 9 сентября в Сочи пройдет очередная «Новая волна». Самый помпезный и известный российский поп-форум, регулярно посещаемый мировыми звездами. Нынче в Сочи ждут Рики Мартина и Стинга. Хозяин и один из главных героев «Волны» Игорь Крутой в ожидании события пообщался с обозревателем «Известий».

— «Новая волна» уже адаптировалась на новом месте после стольких лет, проведенных в Юрмале?

— Прошлый год стал для нас во многом «пожарным», экспериментальным. Новые условия, другая публика, иная атмосфера. Но рейтинги телетрансляций конкурса оказались даже выше, чем прежде. И посещаемость концертов выросла уже просто потому, что наша новая — не стационарная, а сборно-разборная — сочинская площадка вместительнее зала «Дзинтари». При этом однозначно сказать, хуже или лучше стала «Новая волна», не могу. Она теперь просто другая.

Мы ведь не собирались покидать Янтарный берег. Это произошло не по нашей воле. Но сейчас мне морально легче. В Юрмале с некоторых пор я утратил ощущение стабильности… «Новая волна» — это же огромная махина. Более тысячи различных участников проекта, телевидение, технический и административный персонал и т.п. И если накануне открытия конкурса тебе скажут, что вот тех-то и тех-то в страну не пустят, как быть? Пребывание в подвешенном состоянии отбивает охоту что-то делать.

— В Юрмале многое было, что называется, «намоленным». В Сочи, наверное, чувствуете себя пока в гостях?

— Как сказать? Гостиницы в Сочи сейчас получше юрмальских. Но нет той «деревенской» обстановки, чтобы мы все встречались на лужайке, как в Прибалтике. Однако при желании лужайку можно придумать. Зато отношение к нам здесь лучше. Именно под «Новую волну» в Юрмале хозяин одного из статусных отелей втрое поднимал стоимость номеров — и для организаторов конкурса тоже. Когда мы говорили, что это благодаря нам в его отеле такой ажиотаж, он разводил руками и отвечал: «Рынок…». Ну о'кей. Пусть теперь там в рыночных отношениях и существует.

—​​​​ Как вы восприняли июльский фестиваль «Рандеву Лаймы Вайкуле» в зале «Дзинтари», который стал неким эквивалентом «Новой волны»?

— Она меня тоже приглашала, но я, естественно, не поехал. Что мне делать там, куда не пускают некоторых наших артистов, моих коллег?

— Но ведь многие ваши коллеги как раз поехали в Юрмалу?

— Ну поехали. Значит, материальные условия были предложены хорошие. Сегодня не такая простая жизнь, чтобы артисты отказывались от заработков.

— А вас такая мелочь, как гонорар, уже не волнует?

— Почему не волнует? Тоже волнует. Но каждый имеет право на свое видение ситуации. Мне она показалась немножко непоследовательной. Сначала министр иностранных дел Латвии не пускает некоторых наших артистов и всем видом показывает, что ему не нужна «Новая волна». Потом конкурс уходит, а вместо него создается нечто подобное, отчасти с теми же артистами и телеэфирами на украинском канале. Туда ведь и Валерию, к слову, приглашали. Но она тоже не поехала.

— Лайма звонила вам и приглашала лично. Вы отказались. Она обиделась?

— Не знаю. Но она будет на предстоящей «Новой волне». Как же без нее?

— В Юрмале во время «Рандеву» находилась и Алла Пугачева. А вот на предстоящей «Новой волне» ее, насколько я понимаю, не будет?

— В этот раз у нас немного другая концепция концертной программы. Предстоят юбилейные вечера Дробыша и Газманова. Будет мой классический вечер с Анной Нетребко, Дмитрием Хворостовским, Суми Джо и Ларой Фабиан. Ни в одном из этих концертов Алла Борисовна не задействована. И в разговоре со мной она сама предложила: давай этот год пропустим, а к следующему публика может соскучиться по мне сильнее.

— Каждый год вы говорите, что хотели бы модернизировать программу «Новой волны». Однако от «Волны» к «Волне» кочует когорта «ваших» людей, привычный набор артистов…

— Это не когорта моих людей, а отражение того, что происходит на нашей эстраде. Всё, что есть у нас лучшего, собрано на «Новой волне». Из мировых звезд появятся Рики Мартин на открытии, Анна Нетребко на моем концерте и Стинг — на закрытии. Упрекать же меня в том, что в России ежегодно не находится десяток новых звезд, — несправедливо. Как только кто-то проявится, я зажгу такому исполнителю зеленый свет.

— Пока вы зажигаете зеленый свет Шнуру — в этом году он вновь приедет в Сочи. Вам понравился прошлогодний эксперимент?

— Понравился. Я вообще такой и представляю «Новую волну» — по зрительскому приему, по энергетике, какая наблюдалась во время прошлого выступления «Ленинграда». Понятно, что существуют нюансы. Тем не менее в этом году Сергей будет работать и на главной сцене, и на after party фестиваля, что для меня особенно интересно.

Вообще была идея, чтобы он стал ведущим моего классического концерта, вышел на сцену в бабочке. Я люблю такие парадоксы — как, например, дуэт Тимати и Елены Образцовой на нашем конкурсе в 2008 году. Или тандем Коли Валуева и Коли Баскова. Но на сей раз у нас с Сергеем не сложилось по срокам. Тем не менее мне интересно общаться с этим человеком, мы в дружеских отношениях.

— По свежим данным российского Forbes, Шнуров и Земфира уже обходят по концертным доходам Киркорова и Баскова. Не тревожит отечественную попсу такая тенденция?

— Не люблю обсуждать чужие заработки. Но скажу: не думаю, что всё обстоит так, как сообщает Forbes (улыбается). Земфира и Шнур — долгожданные гости на корпоративах и достаточно высокооплачиваемые, но вряд ли они гонорарные лидеры.

— Стинга давно хотелось заполучить на конкурс?

— Стинг — суперзвезда, повлиявшая на развитие современной музыки. Он вызывает уважение и у музыкантов, и у широкой публики. Для нас его приезд — честь. Когда на «Волне» появился Стиви Уандер, это приподняло наш проект на более высокую ступень. 

— Для портфолио конкурса вам пора бы уже привезти и Адель...

— Да, для портфолио это было бы здорово. Но в реальности слишком сложно — неподъемный бюджет. Это будет стоить миллиона два с половиной. И Бруно Марс примерно так же. Пол Маккартни — еще дороже.

— Анна Нетребко, полагаю, исполнит что-то из альбома, который вы с ней записываете?

— Да, несколько композиций из него прозвучат. Этот проект занимает сейчас все мои мысли. Две недели назад мы с Аней и Юсифом Эйвазовым работали в Вене, записывали вокальные партии для нашего альбома. Теперь дело за мной — запись оркестра, миксы. Половина вещей сделана с оркестром студии Fox под управлением замечательного дирижера Уильяма Росса, другая половина — с Лондонским симфоническим оркестром. Надеюсь, к Новому году всё будет готово. Для меня это — важнейшая работа, такой в моей карьере, пожалуй, еще не было.

— Последует концертная программа, презентации — подобные тем, что были в вашем проекте с Хворостовским?

— Скорее всего, презентация состоится и в России, и в Европе. 23 февраля Аня предлагает презентовать альбом в рамках Венского бала. К слову, в моем концерте на «Волне» появятся не только звезды, но и дебютанты. В частности, Алина Яровая — совсем молодая певица из Большого театра. Она споет и сольно, и в трио с Ларой Фабиан и Димой Хворостовским. А еще будет играть Юра Башмет. Мы с ним тоже работаем сейчас над совместным альбомом.

— С высоты своего опыта и возраста вы уже можете отличать лесть от истинной оценки?

— Могу. Сам не люблю льстить и хорошо чувствую, когда мне льстят. Хотя это и несравнимо с тем, как льстят одному моему богатому и влиятельному товарищу на его днях рождения. Я всегда его в такие моменты подкалываю: «Ты понимаешь, что это лесть?». А он отвечает: «Так ведь лесть тоже надо заслужить».

Комментарии
Прямой эфир