Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На днях генпрокурор Украины Юрий Луценко подписал приказ «О первоочередных организационных мерах по обеспечению формирования кадрового состава Генеральной инспекции». Речь идет о создании в структуре генпрокуратуры Украины органа, который должен надзирать над законностью действий прокуроров и следователей прокуратуры.

Председателем конкурсной комиссии по отбору кандидатов в новую структуру назначены заместитель генпрокурора Анжела Стрижевская и, что примечательно,  бывший федеральный прокурор и помощник генерального прокурора США Богдан Витвицкий.

Как сказал Луценко, с 10 сентября заработает комиссия во главе с двумя «достойными работниками».

Своеобразие ситуации, однако, состоит в том, что решение генпрокурора является прямым нарушением украинского законодательства. Если назначение гражданки Украины Стрижевской председателем комиссии соответствует нормам украинского права, то присутствие там гражданина США непонятно и необъяснимо.

Правда, генпрокурор всё объяснил: гражданин США Витвицкий должен стать «лидером» этой комиссии и использовать американский опыт при собеседованиях кандидатов, о чем Луценко попросил его лично.

Юридический нонсенс же состоит в том, что в соответствии с украинским законодательством иностранный гражданин просто не имеет права работать в украинской генпрокуратуре, тем более в качестве руководителя структуры, которая определяет ее кадровый состав.

Впрочем, учитывая весь контекст западного, особенно американского, кураторства над киевскими властями, ситуация, при которой отбор кадров в систему прокуратуры Украины ставится под жесткий американский контроль, неудивительна. Фактически это решение — не что иное, как логическое развитие тенденции на десуверенизацию Украины.

Еще задолго до переворота 2014 года США определили для себя ключевые звенья, точки внутри киевского режима, контролируя которые они получали возможность влиять на внутреннюю и внешнюю политику Киева. Однако со временем оказалось, что влиять на президента Порошенко, с которым вице-президент США Байден, по его собственному признанию, общается едва ли не чаще, чем со своей женой, — мало.

Дело в том, что в результате госпереворота, спровоцированного Вашингтоном, украинский госаппарат оказался крайне разбалансированным, а ослабленные силовые структуры не могут противостоять олигархам, окрепшим после свержения Януковича. Дело усугубляет запредельная коррупция на всех уровнях власти, парализующая управленческий процесс.

В этой ситуации ни Порошенко, ни глава кабмина не в состоянии донести до местных властей сигналы из Вашингтона.

Да в общем-то в Киеве, пожалуй, и не хотят этого делать, поскольку США выступили неожиданными конкурентами украинских олигархов, и прежде всего самого господина Порошенко, в борьбе за экономическое влияние.

Однако Вашингтону украинское государство необходимо для сдерживания независимой внешней политики России, а украинским политико-деловым кругам — как орудие личного обогащения. Ярким доказательством того служит семикратный рост доходов за время президентства самого господина Порошенко.

Это противоречие диктует сторонам зачастую расходящиеся цели и задачи, что, кстати, проявилось достаточно открыто в ситуации с генпрокуратурой.

Чтобы справиться с проблемой, по всей вертикали власти на Украине и во всех ее структурах США расставили своих людей — граждан США или других постсоветских стран из своей кадровой обоймы.

Так, ранее мы наблюдали заполнение «американскими» иностранцами кабмина Яценюка и Гройсмана.

Но силовые структуры, в частности генпрокуратура, с самого начала были у Вашингтона на особом счету.

Контроль над ними позволяет США, во-первых, быть в курсе происходящего противоборства внутри украинских правящих кругов, во-вторых, контролировать в своих интересах коррупцию и, в-третьих, подсказывать Киеву решения, имеющие для Вашингтона принципиальное значение.

Вот и получилось, что полицию Украины возглавляет бывший министр образования и науки Грузии Хатия Деканоидзе, группу советников при главе МВД Арсене Авакове — Эка Згуладзе.

И только над генпрокуратурой Украины Вашингтон долгое время не мог установить контроль. Порошенко не хотел «отдавать» генпрокуратуру даже заокеанским кураторам-партнерам.

Дело в том, что при генеральном прокуроре Викторе Шокине это ведомство четко обеспечивало деловые интересы Порошенко и его окружения, срывая все попытки Вашингтона превратить генпрокуратуру в орудие борьбы с нецелевым использованием внешних кредитов и другой финансовой помощи, которой Запад накачивал Киев.

Примечательно, что Шокин хоть и уволился как бы «по собственному желанию», но перед увольнением успел-таки уволить своего зама Давида Сакварелидзе — поставленного американцами реформировать генпрокуратуру, но на самом деле еще и присматривать за Шокиным.

Однако, по всей видимости, Вашингтону удалось настоять на своем. Теперь следить за отбором кадров в структуру, которой, в свою очередь, предписано следить за системой прокуратуры по всей Украине, станет не простой гражданин США, а «целый» помощник генерального прокурора США Богдан Витвицкий.

Тем не менее вопрос об использовании американского и в целом западного опыта в правоохранительной системе Украины очень неоднозначен. Недавно на Украине генпрокуратура обвинила национальное антикоррупционное бюро (НАБ) — новую независимую (!) от генпрокуратуры правоохранительную структуру — в незаконной прослушке граждан.

История получила анекдотичный оборот: следователи генпрокуратуры пытались силой провести обыск в центральном офисе НАБ, а руководство НАБ пригрозило ответными силовыми действиями.

Наблюдатели на Украине предполагают, что подоплекой этого конфликта могло оказаться стремление команды Порошенко поставить НАБ под свой контроль. Если это произойдет, антикоррупционное бюро превратится в сугубо декоративную структуру.

И в этом смысле очередной вопиющий случай сдачи украинскими правящими верхами государственного суверенитета вполне укладывается в сложившуюся на Украине практику: представители США находятся на Украине вне украинского закона и права. Напротив, они сами, их распоряжения являются для киевской власти и законом, и правом, и руководством к действию.

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир