Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Готье: изъять органы у умершего ребенка возможно с согласия родителей

Главный трансплантолог Минздрава РФ рассказал о детском посмертном донорстве
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Новый законопроект о донорстве и трансплантации, как ранее писали «Известия», разработан Минздравом, уже находится в правительстве и будет внесен в Госдуму в осеннюю сессию. В нем будут детально прописаны все аспекты донорства и трансплантации, в том числе детского посмертного донорства. Например, в качестве лиц, которые могут дать согласие на донорство органов в случае смерти несовершеннолетнего, указаны только родители. Поэтому ни в отношении детей из детдомов, ни детей, находящихся под опекой, эта процедура невозможна.

Но даже не «детские» главы делают законопроект революционным. Самое главное, что даст новый закон всем нам, — это электронный федеральный регистр доноров органов, донорских органов и пациентов-реципиентов.

Что изменится в трансплантологии, как на ее развитие повлияет детское посмертное донорство и почему всё же нужна презумпция согласия на донорство? Об этом обозревателю «Известий» Елене Лория рассказал академик РАН, директор ФГБУ «Федеральный научный центр трансплантологии и искусственных органов им. академика В.И. Шумакова», главный трансплантолог Минздрава РФ профессор Сергей Готье.

— Сергей Владимирович, что изменит новый закон, помимо разрешения детского донорства?

— А вы знаете, что детское донорство формально не было запрещено законом «О трансплантации органов и (или) тканей», который был принят еще в 1992 году? В нем возраст посмертного донора не был ограничен. Но для того чтобы использовать органы умерших детей, в частности, сердце и легкие, в которых очень нуждаются, если речь идет о маленьких детях (им невозможно пересадить органы взрослого), нужно диагностировать смерть мозга.

В декабре 2001 года был издан приказ № 460 «Об утверждении Инструкции по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга». Это не закон, а рабочий документ — приказ Минздрава, которым пользовались до января 2016 года. Но этот регламент касался только взрослых, поэтому и не было технической возможности установления диагноза смерти мозга у ребенка.
— Для детей не предусмотрена презумпция согласия?

— Нет. Изъятие органов у умершего ребенка возможно только с согласия родителей. Ни у бабушек-дедушек, ни у опекунов такого права нет. Это сделано для того, чтобы исключить инсинуации, что сейчас всех сирот «пустят на органы».

— Есть люди, стоящие в очереди на трансплантацию, появляются донорские органы. Кто принимает решение, какому именно пациенту достанется этот орган? Как это происходит в других странах?

— И в других странах, и у нас, в частности, в Москве, существует координационный центр органного донорства. Это организация, которая фиксирует все листы ожидания всех учреждений, которые занимаются трансплантаций на территории Москвы. В соответствии с компьютерным анализом этого листа выпадают две, три или одна кандидатура, которой должен достаться этот орган.

Более подробно читайте в эксклюзивном материале газеты «Известия»:

«Новый закон даст нам единую базу отказов или согласий на донорство»

Комментарии
Прямой эфир