Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Триумфальную арку в Пальмире можно восстановить»

Директор Музея Востока Александр Седов — о том, как выглядит древний город после разминирования, о спасении его памятников и возобновлении раскопок в Сирии
0
«Триумфальную арку в Пальмире можно восстановить»
Фото: РИА Новости/Валерий Левитин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В четверг российские специалисты, занимающиеся оценкой разрушений в сирийской Пальмире, расскажут, насколько пострадал этот всемирно известный памятник культурного наследия. Накануне пресс-конференции директор Государственного музея Востока Александр Седов рассказал корреспонденту «Известий» Кириллу Кудрину о результатах июльской поездки в Пальмиру. Разрушенный город директор музея посетил с коллегами из Министерства культуры России, Эрмитажа, Научно-реставрационного центра имени Грабаря и Института археологии.

— Александр Всеволодович, расскажите о поездке. Какие впечатления от увиденного?

— В нашей группе было шесть человек. Мы прилетели 5 июля, а 6-го и 7-го были на городище Пальмира. Мы стали практически первыми, кто имел доступ ко всей территории городища после того, как оно было разминировано российскими саперами.

— Насколько велики разрушения, что возможно восстановить?

— К счастью, масштабы разрушений, скажем так, не катастрофические. Да, были взорваны несколько знаковых памятников, символов Пальмиры. Речь идет в первую очередь об известной всем монументальной арке, о комплексе Бэла — главного божества Пальмиры. Но уничтожен не весь комплекс, а только святилище. На центральной улице древнего города лежат разрушенными несколько колонн из взорванной колоннады. Серьезно пострадал также средневековый замок Фахраддина II на горе над Пальмирой. Причем он стал едва ли не единственным объектом, который пострадал именно в результате боевых действий. Всё остальное было целенаправленно подорвано террористами без боя. Также разрушены подземные гробницы. И сильно пострадал Археологический музей Пальмиры, находящийся не на территории городища, а в самом городе.

— Что удалось спасти?

— Нашим сирийским коллегам еще до захвата города боевиками, к счастью, удалось переправить в Дамаск и Хомс большую часть экспонатов Археологического музея.

Другая деталь — в Пальмире есть современная постройка, которую иностранные археологи использовали для хранения найденных при раскопках предметов. Там до сих пор лежат картонные коробки с разными вещами. Эти коробки разорваны, выпотрошены, их содержимое разбросано. И на полу валяются совсем целые стеклянные сосуды, их никто не взял.

— Как много вещей из древней Пальмиры оказалось на черном рынке, где продаются произведения искусства?

— Не знаю. Хотя разговоры об этом ходят. Не могу подтвердить, что там продаются вещи именно из Пальмиры, но и исключать этого нельзя.

— Что представляет собой древняя Пальмира сейчас — груду камней в пустыне, по периметру которой ходят солдаты сирийской армии?

— Древняя Пальмира представляет собой группу построек и груды камней. Современный город с тем же названием находится на некотором удалении. Такого, чтобы вокруг нас стояли кольцом солдаты, не было. Регион охраняется сирийской армией целиком, блокпосты расставлены на близлежащих высотах. Нам повезло, когда мы приехали, шел праздник Ид аль-Фитр, посвященный окончанию поста в Рамадан. Было трехдневное перемирие. И если ночью еще что-то было слышно, то днем ничего подобного уже не наблюдалось.

— Как восстановить разрушенные памятники? Какую помощь может оказать Россия и конкретно ваш музей?

— На каждый объект нужно смотреть индивидуально. К примеру, храм Баалшамина в результате взрыва распался на довольно крупные фрагменты. И судя по первичному осмотру, памятник можно «собрать» заново, восстановив всё, кроме интерьеров. На это, по нашим расчетам, может уйти год-полтора. Правда, не знаю, сколько займет разработка проекта и согласование его с ЮНЕСКО. То же касается Триумфальной арки, восстановить ее возможно. Хотя работы по ней будут дольше и дороже. Святилище Бэла возможно только воссоздать заново. Но такие решения должны принимать сами сирийцы и комиссия ЮНЕСКО, в которую, надеюсь, войдут и российские специалисты.

Если говорить о помощи со стороны России, мы можем участвовать и в самой реставрации, и в методической помощи, смотря о чем нас попросят. Россия могла бы помогать Сирии напрямую, но, вероятнее всего, взаимодействие пойдет по линии ЮНЕСКО.

— На протяжении XX века Пальмира была культовым местом для археологов со всего мира. Как вы думаете, они вернутся туда?

— Конечно! Как только обстановка в Сирии стабилизируется, в Пальмиру снова поедут копать.

Комментарии
Прямой эфир