Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Мы не используем криминальные фармакологические программы»

Главный тренер сборной России по плаванию Сергей Колмогоров — о возвращении Юлии Ефимовой и отношении к докладу Ричарда Макларена
0
«Мы не используем криминальные фармакологические программы»
Фото: РИА НОВОСТИ/Александр Вильф
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После того как Международная федерация водных видов спорта (FINA) полностью сняла с россиянки Юлии Ефимовой обвинения в употреблении допинга (мельдония), она наконец-то вышла на старт. В минувшие выходные — впервые с марта — пловчиха приняла участие в соревнованиях. На турнире в Лос-Анджелесе Ефимова выиграла дистанции 100 м и 200 м брассом, показав соответственно седьмой и шестой результаты сезона в мире. Оценить состояние ведущей спортсменки и всей команды перед Олимпиадой корреспондент «Известий» Александр Ильин попросил главного тренера сборной России по плаванию Сергея Колмогорова.

— FINA официально реабилитировала Ефимову, но сделала это довольно поздно — только 12 июля. Даже она сама заявила, что временная дисквалификация нанесла ей непоправимый вред. На ваш взгляд, стоит ли беспокоиться за психологическое состояние лидера нашей команды?

— На ваш вопрос я могу ответить следующим образом. Временное отстранение с Ефимовой сняли гораздо раньше, и у нее было достаточно времени, чтобы подготовиться к Олимпийским играм. В последнее время она нормально тренировалась на территории США по индивидуальному плану. Результаты, показанные ею на турнире в Лос-Анджелесе, абсолютно адекватны сложившейся ситуации. Спортсменка элитная, высокого класса — к Олимпиаде будет готова.

— В Рио Ефимова будет плыть только брассом?

— Да. Она квалифицировалась на трех дистанциях: 100 м и 200 м брассом, а также 200 м комплексом. Поскольку двухсотметровка комплексным плаванием совпадает с финальным заплывом на 100 м брассом, она и ее тренер приняли решение от первой дистанции отказаться. И, естественно, Юлия поплывет комбинированную эстафету. Это большая радость для национальной команды. Потому что у нас нет другой спортсменки, которая плывет 100 м брассом на уровне 1 минуты 5 секунд. На данном отрезке эстафеты мы получили подарок где-то в 3 секунды.

— То есть возвращение Ефимовой подняло боевой дух сборной?

— Во-первых, у нас не было сомнений, что ситуация разрешится благополучно. Во-вторых, Всероссийская федерация плавания специально изменила правила олимпийского отбора для Ефимовой, поскольку она не смогла выступить на отборочном чемпионате России. Принимая такое решение, мы, конечно, рассчитывали на то, что она вернется в сборную. Ребята действительно отреагировали на сообщение FINA весьма позитивно. Но подчеркиваю — всё, что произошло, было предсказуемо и очевидно.

— Появилась информация, что за последние полгода наши пловцы сдали 260 допинг-проб. Так часто никого не проверяют…

— Сейчас эта цифра уже гораздо больше. Например, недавно мы были на сборах за границей, и там нас постоянно тестировали. С моей точки зрения, это абсолютно нормальная ситуация. Ребята к этому готовы. Волноваться нечего, поскольку у нас никогда не использовалась криминальная фармакологическая программа. К сожалению, другого способа доказать, что мы являемся конкурентоспособными и честными, нет. Поэтому все спортсмены ведут себя спокойно, все улыбаются допинг-офицерам, а многих уже знают в лицо. Поверьте, для нас это никакой не стресс, а вполне рабочая ситуация.

— На прошлой Олимпиаде помимо Ефимовой в женской сборной России медаль завоевала Анастасия Фесикова (Зуева). Насколько она сейчас близка к той форме, в которой была до рождения ребенка?

— Фесикова находится в нормальном техническом и функциональном состоянии. У нас сейчас есть несколько спортсменов, которые занимают высокие места в мировом рейтинге. Это внушает оптимизм.

— А как работает наша американская группа во главе с Владимиром Морозовым?

— Она работает уже не первый год. Если мы отдаем наших спортсменов тренерам, а конкретно Дэвиду Сало и Джону Урбанчику из университета Южной Калифорнии, то мы им полностью доверяем. Все спортсмены реализовали программы, которые эти два специалиста им предложили. Так что поводов для беспокойства я не вижу. 22 июля американская группа прилетает в Сан-Каэтано — это пригород Сан-Паулу, где мы будем готовиться к Олимпиаде. А 27 июля там соберется практически вся сборная. Ефимова приедет непосредственно в Рио-де-Жанейро где-то 1–2 августа. Одной из основных задач заключительного сбора будет отработка передачи эстафеты. Мы впервые за достаточно длительное время отобрались во все шесть эстафет. Также поработаем над техникой плавания, гидродинамическими и биомеханическими характеристиками, коррекцией функционального состояния.

— Перед вами помимо прочих стояла задача сплотить команду. Не секрет, раньше в сборной возникали скандальные ситуации, а в случае с Аркадием Вятчаниным дошло даже до того, что пловец решил сменить спортивное гражданство.

— Обстановка в команде полностью нормализована. Это общая оценка Минспорта, Центра спортивной подготовки сборных и Всероссийской федерации плавания. Отношения между всеми спортсменами, тренерами и другими специалистами максимально доброжелательные. Особых усилий это от меня не потребовало.

— На Олимпиаде в Лондоне у наших пловцов было четыре медали: две серебряные и две бронзовые. А в Рио какой результат вы сочли бы достойным?

— Такой результат, за который будет не стыдно. По крайней мере, перед блестяще выступающими российскими синхронистками, поскольку мы с ними тренируемся бок о бок. Я буду очень рад, если мы прервем эту традицию, когда у нас на Олимпиадах с 1996 года не было ни одной золотой медали. Наша цель — одно или два золота и несколько наград другого достоинства.

— Тем не менее уже очевидно, что прорыва за этот олимпийский цикл добиться не удалось. Плавание в стране, бесспорно, развивается. Но когда все-таки произойдет значительный и массовый рост результатов?

— Не совсем соглашусь с постановкой вопроса. Хотя бы потому, что еще не прошли Олимпийские игры, после которых можно будет дать объективную оценку нашим элитным спортсменам. Что же касается уровня развития плавания, есть очень простая, убийственная статистика. Перед Олимпиадой в Лондоне у нас было 19 человек, которые выполнили норматив А. Сейчас это сделали уже 63 спортсмена. Из них в сборную включены только 35. У нас есть определенный рост юношеских результатов. Это показали чемпионаты Европы и мира. А вот смогли ли мы спрогрессировать на уровне высшего мастерства, скоро узнаем. С моей точки зрения этот прорыв вполне может произойти на предстоящей Олимпиаде.

— Но по-настоящему элитных спортсменов, звезд в нашем плавании все-таки мало. В чем тут проблема?

— Причина этого не в спортсменах, а в квалификации тренеров. Мы над этим работаем — сейчас у нас появляются специалисты, которые способны решать эту задачу.

— А вы лично как себя чувствуете перед Олимпиадой?

— Спокойно. А как еще должен чувствовать себя главный тренер? Я вижу некоторые проблемы, которые надо решить в оставшееся время, а в основном все планы подготовки полностью реализованы. Сейчас будем реализовывать уже на месте событий модель адаптации.

— Насколько сложными будут условия проведения соревнований именно для пловцов?

— Сложных условий не будет. Август — это конец зимы в Бразилии. Ночью температура опускается до 12–15 градусов. Днем — комфортные 20–22 градуса. Единственное, что Международный олимпийский комитет и FINA под давлением телевидения предварительные заплывы поставили на час дня, а финальные — на 10 вечера. Вот к этому мы сейчас готовимся. А так, я не вижу никаких проблем. Я сам был в Рио-де-Жанейро в октябре, и на строительстве олимпийского бассейна, и в олимпийской деревне, посмотрел тренировочные базы. Всё должно быть нормально.

— Прививки все сделали?

— Этим занималось ФМБА (Федеральное медико-биологическое агентство. — «Известия»). Вся необходимая профилактическая работа была своевременно проведена.

— Вот только всю нашу олимпийскую сборную могут в итоге снять с соревнований после доклада представителя Всемирного антидопингового агентства Ричарда Макларена о так называемых махинациях на зимних Играх в Сочи. Тревожный момент…

— Это тревожный момент для нашего спортивного руководства. А у меня никакой тревоги нет. Никаких оснований для дисквалификации, в частности, сборной России по плаванию нет. Я же изнутри знаю ситуацию. Знаю, что мы допинговые программы не используем. А авантюристы, которые все-таки применяют запрещенные препараты, есть не только у нас.

Подписывайтесь на канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram

Комментарии
Прямой эфир