Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Я вовлекаю публику в поток, даю нужное направление и бросаю»

Народный артист Вячеслав Полунин — о шоу «Снежная симфония», Гидоне Кремере и празднике жизни
0
«Я вовлекаю публику в поток, даю нужное направление и бросаю»
Фото: ТАСС/Интерпресс/Сергей Николаев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Творческая жизнь 66-летнего Вячеслава Полунина бьет ключом. В начале июля он стал триумфатором международной цирковой премии «Мастер», получив главные премии в двух номинациях — «Клоун года» и «Лучшее шоу года». Корреспондент «Известий» поговорил с народным артистом сразу после церемонии награждения в Сочинском цирке. 

— Что думаете о своих сочинских победах?

— Всегда приятно, когда ты со всякими неуверенностями и сложностями пытаешься что-то создать, а другие люди говорят, что им это нравится. В Сочи я получил от зала мощный энергетический ответ. Огромное удовольствие, когда публика «летит» вместе с нами: на сцене не только артисты и музыканты, но и зрители — в одном большом вихре. 

— Понимаю, о чем вы — сама находилась под огромным впечатлением. Как пришла идея объединить классическую музыку и клоунаду?

— Я встретил великого человека — Гидона Кремера, такого же поэта своей музыки, как я — поэт своей клоунады. И вот два поэта решили написать стихи и написали: не думая, получится или нет. Без царя в голове мы отправились путешествовать за тридевять земель. Клоуны вытащили музыкантов на сцену и вперемешку с ними начали играть. Другой бы ужаснулся: да как так, будете друг другу мешать! А нам одно удовольствие: мы вместе, и каждый друг друга вдохновляет. 

В принципе я уже не занимаюсь ни цирком, ни театром, ни клоунадой. Главное, чтобы шоу было переполнено жизнью. Мне просто нравится фантазировать, играть, быть персонажем — куда он меня ведет, туда я и иду. Я знаю традицию назубок, не отрываюсь от старой клоунады, но уже не зажат ею. Люблю жизнь-фантазию, жизнь-праздник и выхожу к публике, чтобы отправиться с ней в совместное путешествие. 

— Раньше клоун выводил на арену одного-двух зрителей, а вы задействовали в своем шоу весь зал.

— Мне настолько хочется всё знать и уметь, что я везде сую свой нос: в кино, мюзик-холл, уличный театр, инсталляцию, перформанс. У меня нет заборов справа и слева: применяю все средства. Когда кто-то говорит, что это так трудно — создать спектакль, я разеваю рот и не могу понять: как такое может быть? Главное, чтобы хотелось, а всё остальное — твоя профессия. И насколько ты в нее погружен, таков и твой результат. 

— Вы упомянули о перформансах, инсталляциях. Любите современное искусство?

— Я не люблю современное искусство — сокращенно «совриск». Оно потеряло зрителя, по большей части занимается самим собой для таких же своих. Почти всегда на выставках современного искусства мне грустно и скучно. Они возятся в куче какого-то мусора, редко взлетают, поют и становятся нужными зрителю. В то же время я понимаю: необходимо всё это перелопатить, чтобы найти нечто стоящее. Иногда встречаются и вдохновенные достижения, но таких очень мало. 

— Какое послание несет ваш спектакль? Реакция зрителей варьировалась от полнейшего непонимания до слез радости.

— Я всегда делаю спектакли многоуровневыми, чтобы всем досталось — и ребенку, и профессору, кому хочешь. Всегда вырезаю литературный план: когда разъясняют — что, для чего и почему. Я вовлекаю публику в поток, даю нужное направление и бросаю на половине пути. После этого она становится активной, фантазирует и сама сочиняет свои миры. 

— «Снежную симфонию» покажут в Москве?

— Подозреваю, что это произойдет в феврале. Шоу очень сложное, задействованы десятки людей из разных стран. Плюс это очень дорогой спектакль, и не каждая площадка может его себе позволить. Но мы вроде бы уже нашли место. 

— Расскажите про дирекцию новых программ, которую вы возглавили в «Росгосцирке». 

— У меня много идей и бесконечная очередь мечт. Я большой книжник и мечтаю, чтобы о цирке вышли лучшие книги мира. В моей личной библиотеке многое уже есть: о великих клоунах, жонглерах, фокусниках и т.д. Я перевожу и переплетаю книги сам — хочу, чтобы они стали общедоступными. 

Уже третий год мы делаем цирковой форум в Санкт-Петербурге, на котором собираем лучших артистов в разных жанрах. 

У меня написано несколько новых сценариев, которые ждут, когда появятся финансирование и площадка.

Еще хочу, чтобы появилось новое поколение клоунов. Когда я делал своего Асисяя, возникли десятки новых театров клоунады, но они все погибли в сложные экономические времена. Я хочу пригласить лучших клоунов мира — таких как Дэвид Шайнер или Олег Попов. Они хотят преподавать, но нужно найти хороших учеников.

Я не признаю ничего стационарного, стабильного — клоуны вообще разрушители, любят чтобы все вокруг вспыхивало, взрывалось, переворачивалось! Поэтому обучение должно быть типа сессии: сядем на корабль, поселимся на острове... У меня есть с десяток таких идей. 

— Меняется ли что-то в цирке? Отношение к нему государства, например?

— Мое мнение таково: министр культуры очень помогает искать правильных людей. На мой взгляд, подобрана очень хорошая команда «Росгосцирка» — она стремится сделать цирк современным искусством, которое не зарастает в паутине, а движется вперед. Посмотрите, как был обыгран на премии «Мастер» манеж. Это говорит о понимании и возможностях.

— А покупку и установку светодиодного манежа финансировало государство?

— Да, но и раньше государство всё финансировало, однако светодиодные манежи от этого не появлялись.

Комментарии
Прямой эфир