Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Режиссеры могут стать писателями 

В качестве альтернативы письменному доказательству интеллектуальных прав на спектакль рассматриваются видеосъемка и свидетельские показания 
0
Режиссеры могут стать писателями 
Фото: Дмитрий Киселев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Принятый в первом чтении проект федерального закона «О внесении изменений в главу 71 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» подтвердил право театральных режиссеров на интеллектуальную собственность, которой являются их собственные постановки. Однако вопрос, каким образом режиссеры смогут его доказать, остается открытым.

 — В последние годы гильдия активно занималась этими вопросами, — сказал «Известиям» худрук Александринского театра, председатель Гильдии театральных режиссеров России Валерий Фокин. — Главное препятствие было в том, что никак не могли определить, как доказать режиссерское авторство. Пришли к тому, что этим доказательством может стать режиссерская партитура, в которой зафиксировано всё происходящее от начала до финала спектакля: мизансцены, свет, звук и т.д. 

Режиссерская партитура (экспликация) — не новость для режиссеров, многие из них так или иначе записывают подробности своей постановки.

 — Есть образец такой работы — грандиозная книга Мейерхольда, где приведены  экспликации по «Пиковой даме», они очень помогают в фиксации моих концепций, — отметил худрук Театра Драмы и Оперы «Театр ДО» Вячеслав Стародубцев. — Партитура — реальный предмет. Описываешь всё, как думаешь, — по сценам.

«Самым весомым и универсальным  доказательством» назвал партитуру и специалист по авторскому праву, адвокат Сергей Жорин.

 — Одним из способов доказать свое авторское право является описание творческого продукта, — считает адвокат. — У него есть только один недостаток — очень трудоемок.

Действительно, подробное, «пошаговое» описание спектакля займет не один том. Но это еще полбеды. Не все режиссеры, нуждающиеся в охране авторских прав, записывают — даже фрагментарно — свои спектакли.

— Сочинять партитуру одни способны, другие — нет. Я понимаю логику Валерия Фокина, но не очень верю в реальность исполнения этой идеи, — говорит доктор искусствоведения, профессор Алексей Бартошевич.

По его мнению, наилучший выход — видеосъемка спектакля.

— Есть же авторское право в кино, и те же правила можно спроецировать на видеозапись. При этом она должна идти под руководством режиссера — никто лучше него не знает структуру и композицию. Видео — тоже не совершенный вариант, но другого я не знаю, — полагает Алексей Бартошевич.

Видео и в самом деле не идеально по причине постоянной изменчивости театрального продукта.

— Каждый спектакль не похож на другой. Идеально снять его в максимально точных мизансценах и физических действиях — большая задача, — отмечает Вячеслав Стародубцев.

Сергей Жорин, учитывая эти обстоятельства предлагает не останавливаться на каком-либо одном варианте доказательств. 

— Видеосъемка и партитура могут быть одними из способов подтверждения авторских прав. Но есть и другие — например, свидетельские показания или специальные экспертизы. Но в любом случае этот вопрос должен быть детально проработан, — считает адвокат.

В отличие от кинорежиссеров, хореографов, художников и музыкантов, у театральных режиссеров в настоящее время нет права авторства на свои постановки. Действующая редакция статьи 1304 Гражданского кодекса Российской Федерации относит постановки спектаклей к объектам смежных прав, которые охраняются, лишь когда «воплощаются в форме, допускающей их воспроизведение и распространение с помощью технических средств», то есть в виде самостоятельного кино- или телепродукта.

В случае «живого» исполнения, по словам Валерия Фокина, «в театрах регионов порой происходит произвол».

— После того как режиссер выпустил спектакль, директор может — особенно если режиссер молод и неопытен — самовольно заменить артиста, вырезать сцену, какие-то сцены переставить. Другой момент — плагиат. Речь не о сознательном цитировании, не о художественном диалоге, а о воровстве, — говорит Фокин.

Законопроект предлагает определить постановку спектакля «в качестве особого результата исполнительской деятельности; наделить режиссера-постановщика личными неимущественными правами при публичном исполнении, не ограничиваясь их защитой лишь при использовании постановки в записи».

Моментом начала срока охраны исключительного права режиссера-постановщика на постановку предлагается считать первое публичное исполнение. Если законопроект о защите прав интеллектуальной собственности театральных постановщиков будет принят, то режиссер сможет предъявить претензии своему коллеге или иному нарушителю его прав.

Вопрос авторского права режиссеров поднимался еще во времена перестройки — одной из своих приоритетных задач Союз театральных деятелей СССР считал разработку соответствующего закона. Однако, несмотря на создание специальной комиссии, к единому мнению по поводу интеллектуальной собственности театральных постановщиков прийти не удалось.

Комментарии
Прямой эфир