Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Валерий Гаина: «Мы сумели поднять планку русской тяжелой музыки»

Лидер группы «Круиз» — о долгосрочных перспективах «металлических» форм
0
Валерий Гаина: «Мы сумели поднять планку русской тяжелой музыки»
Фото: facebook.com/val.gaina
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Трио «Круиз» — Валерий Гаина, Федор Васильев и Сергей Ефимов — воссоединится в своем «золотом» составе. Именно эти музыканты в 1987 году выпустили одну из самых популярных в СССР отечественных тяжелых пластинок, разошедшуюся тиражом 12,5 млн экземпляров. Результат ребрендинга «Круиз» продемонстрирует 30 июля на фестивале «АРИЯ-ФЕСТ. ЛЕТО!», а пока корреспондент «Известий» встретился с лидером группы Валерием Гаиной.

 — Распад «Круиза» был продиктован внутренними конфликтами. Почему вы решили, что час воссоединения пробил?

— Ну этот шаг нельзя назвать воссоединением, реюнионом или попыткой снова поработать вместе. Это скорее эксклюзивное выступление в рамках «АРИЯ-ФЕСТА», желание проверить, как нас примут и насколько нам комфортно вместе. О будущей совместной работе речи пока не идет, хотя предложений поступает много. Давайте мы немного оглядимся.

 «Круиз» с самого начала был группой единомышленников или это дань моде? Мы помним, как модернизировались бывшие филармонические ВИА.

— Не могу сказать однозначно, что мы были единомышленниками, но каждый вносил частичку себя в то, что мы делали. Кроме того, что важно, это была команда профессионалов с общими музыкальными вкусами. Мы слушали Metallica, Slayer, Anthrax, Megadeth и хотели делать что-то подобное в России.

Хотя всё-таки главной движущей силой было стремление к росту, профессионализму, который мы видели у западных команд. Мы искали настоящее актуальное звучание. Именно это в первую очередь стояло за всеми изменениями, происходившими в музыке группы. 



— В конце 1980-х на российской сцене появилось немало тяжелых коллективов. С лучшими из них — «Черным обелиском», «Шахом», «Э.С.Т.» — вы дружили. Могло ли у них состояться будущее на Западе и почему этого не случилось?

 Мне все эти группы нравились, хотелось поддержать их, дать возможность реализоваться и в студии, и на сцене. Показать их миру. Но чтобы в то время получить известность на международном уровне, нужно было находиться на Западе постоянно. Необходима была фундаментальная финансовая база или возможность финансировать себя самостоятельно. Ну и второй вариант: непрерывные гастроли, в том числе и не за рубежом. Таким образом поддерживается форма. Собственно, именно этим нужно было бы заниматься группе «Круиз». Уверен, у нее всё было бы хорошо и по сей день (смеется).

— Может ли современная тяжелая музыка привлечь такое же количество публики, как в 1970–1980-е? Что для этого нужно? Поиск новых форм?

 Думаю, на данный момент в России это невозможно. И прежде всего потому, что рок-музыка — в том числе тяжелый рок — не стали мейнстримом. Почему — тема для отдельной беседы. Поиск новых форм мало что изменит. Ушло время, когда многие подходы и методы в отношении этой музыки, успешно работавшие в западном шоу-бизнесе, могли бы сработать здесь. Но даже не это самое главное. Штука в том, что общий климат для рок-музыки у нас не самый благоприятный. Я очень надеюсь на его улучшение.

— Поддерживаете ли вы отношения с музыкантами другого состава группы «Круиз»​​​​​​​, известной по песням «Волчок», «Сказка», «Музыка Невы»,  «Послушай, человек»?

— Я часто общаюсь с Сергеем Сарычевым (позже он собрал группу «Альфа». — «Известия» ). Сергей мой очень давний друг, я до сих пор считаю его самым интересным музыкантом, певцом и композитором времен того состава. К сожалению, Саши Монина и Саши Кирницкого, с которыми мы дружили, уже нет с нами.

— Что для вас сейчас сделать сложнее, чем на тот момент, когда вы собирали группу?

— Как оказалось, не так просто было собрать нас всех вместе спустя столько лет. Хотя и не так сложно, когда этим занялся такой профессионал, как наш нынешний продюсер Стас Зализняк. Спасибо ему за это.

— Что вы считаете главным достижением «Круиза»?

— Наверное, то, что мы сумели поднять планку тяжелой русской музыки как в своей стране, так и за рубежом. И, конечно же, главное в том, что эта работа для нас самих оказалась настоящей школой саморазвития. Очень непростой, но страшно интересной, как и настоящая тяжелая музыка.

Комментарии
Прямой эфир