Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Посол России в Ливии: Ливия ищет поддержки в России

Посол РФ в Ливии Иван Молотков — о ситуации в Ливии, контактах с парламентом в Тобруке и правительством в Триполи и визите в Москву Халифы Хафтара
0
Посол России в Ливии: Ливия ищет поддержки в России
Фото: РИА Новости/Михаил Воскресенский
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Посол России в Ливии Иван Молотков рассказал корреспонденту «Известий» о своем видении развития ситуации в стране, противоречиях между парламентом в Тобруке и правительством в Триполи, деятельности спецпосланника генсека ООН по Ливии Мартина Коблера и борьбе с запрещенным в России ИГИЛ. Ввиду сложной обстановки в этом североафриканском государстве, сложившейся после свержения и убийства Муаммара Каддафи, российское посольство временно работает на территории соседнего Туниса. Вместе с тем сотрудники загранучреждения поддерживают связи со всеми ливийскими политическими силами.   

 Не секрет, что в стране становятся всё более острыми противоречия между правительством в Триполи и парламентом в Тобруке. Каково отношение России к этой ситуации?

— Мы исходим из того, что парламент в Тобруке — это законно избранный законодательный орган страны. В свою очередь, правительство Файеза Сарраджа было провозглашено в марокканском городе Схирате в декабре прошлого года. Подписанное там политическое соглашение одобрил Совет Безопасности ООН соответствующей резолюцией, поэтому мы исходим из того, что это правительство тоже в принципе считается легитимным. Вместе с тем в Схиратском соглашении есть положение, согласно которому парламент должен утвердить и президентский совет, и представленное им правительство. Пока этого не произошло. Мы считаем, что эта процедура должна быть осуществлена и, соответственно, после этого правительство национального согласия полностью вступит в свои полномочия.

 Поддерживает ли посольство России контакты с парламентом в Тобруке?

— Да, естественно.

 А с правительством Файеза Сарраджа?

— И с правительством Файеза Сарраджа. Я в конце мая был в Триполи, где встретился с ним и с некоторыми членами его кабинета, так что мы поддерживаем контакты.

 Как Россия относится к деятельности спецпосланника генсека ООН по Ливии Мартина Коблера в свете того, что в его адрес звучали и звучат критические выпады со стороны парламента и военного руководства страны?

— В адрес Мартина Коблера постоянно звучит критика. Она звучала и в адрес его предшественников: Бернардино Леона, Тарека Митри и Яна Мартина. Нельзя быть хорошим для всех. Мы исходим из того, что его кандидатура была предложена генеральным секретарем ООН, за нее проголосовала Россия, кроме того, Мартин Коблер — квалифицированный дипломат, имеющий большой опыт работы в странах «третьего мира», поэтому мы поддерживаем его деятельность на его нынешнем посту.

 Поступают сообщения, что американцы и Мартин Коблер хотят протолкнуть в ливийское правительство сомнительные фигуры с террористическим прошлым и, в частности, такого небезызвестного боевика, как Абдельхаким Бельхадж. Не могли бы вы прокомментировать эту информацию? Есть ли у вас какие-то сведения на этот счет?

— Абдельхаким Бельхадж — действительно известная фигура в Ливии. Что касается каких-то постов, которые ему могут быть предложены в правительстве, то у меня такой информации нет.

 Ранее было объявлено о создании так называемой президентской гвардии, что вызвало критику военного руководства Ливии. Как Россия относится к этой новой структуре?

— Говорить о том, что есть военное руководство Ливии, президентская гвардия, еще какие-то силовые структуры, в нынешней ситуации не очень корректно. Не секрет, что Москву на этой неделе посетил командующий ливийской национальной армией генерал Халифа Хафтар. Это фигура очень неоднозначная, противоречивая и стоящая несколько особняком от тех процессов, которые сейчас происходят. Является ли он военным руководством Ливии? Да, несомненно, поскольку он представляет определенный силовой сегмент, действующий в стране. Что касается президентской гвардии, то, с моей точки зрения, она пока существует только на бумаге.

С другой стороны, руководством Ливии вопрос поставлен правильно: стране нужна национальная армия, а не конгломерат, состоящий из отдельно взятых вооруженных формирований из того или иного города. Вместе с тем реалии Ливии настолько запутаны, что давать какие-то однозначные оценки сейчас сложно. Мы считаемся с тем, что есть армия, которую возглавляет Халифа Хафтар, и контактируем с ним. Вместе с тем не отказываемся от контактов и с другими силами, за исключением ИГИЛ, «Аль-Каиды» и прочих террористических организаций.

 Вы упомянули визит Халифы Хафтара в Москву. По нашим данным, он провел переговоры в Минобороны, МИДе, на более высоком уровне. Как бы вы оценили значение данного визита?

— Этот визит вписывается в русло нашей линии на контакты со всеми ливийскими сторонами, имеющими вес и влияние на политической арене. Наша цель — подтолкнуть их к консенсусу, к поиску компромиссов, а в конечном итоге — к национальному единству, потому что без него Ливия существовать не сможет.

 Есть сведения, что Москву хотел бы посетить глава ливийского парламента Агила Салех Иса. Прорабатывается ли такой визит?

— Агила Салех Иса является главой законно избранного парламента. И если такой визит состоится, то он будет проходить по парламентской линии, то есть по линии Государственной лумы и Совета Федерации. И решение о его приеме будет приниматься там.

 Планируется ли визит представителей Триполи в Москву?

— В Москву 28 июня прибыла делегация от правительства Сарраджа во главе с его заместителем Ахмедом Майтигом. Он провел встречи в Министерстве иностранных дел, ряде других российских ведомств. Это еще раз подтверждает тот факт, что мы контактируем со всеми представителями ливийского политического поля.

 Возникает ощущение, что каждая из двух соперничающих сторон ищет российской поддержки. Согласны ли вы с такой оценкой?

— Говорить о двух сторонах не совсем правильно. Кто кому там противостоит — это тема для отдельного и очень длинного разговора. Вместе с тем я бы сказал, что не стороны конфликта, а в целом Ливия ищет поддержки России. Там понимают, что без нас преодолеть ситуацию, которая сейчас существует, будет очень сложно. Поэтому вполне естественно, что разные стороны хотят встречаться с нами и просят у нас моральной и материальной поддержки.

 Ливию называют тем местом, куда будут перебазироваться боевики ИГИЛ, которые терпят поражение в Сирии и Ираке. Насколько верна, на ваш взгляд, такая оценка?

— Они уже перебазируются. Это не секрет. Из Сирии и Ирака начинается перемещение тех людей, которые, скажем так, перестали себя чувствовать там комфортно. Это очень тревожный момент, который свидетельствует о превращении Ливии в новый очаг распространения терроризма, прикрывающегося исламскими лозунгами. Мировое сообщество серьезно настроено изучать этот вопрос и вырабатывать те средства, которые нужны для локализации и уничтожения террористов. 

Комментарии
Прямой эфир