Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Премьер-министр Индии Нарендра Моди вернулся из США. Как пишет зарубежная печать, за последние два года индийский премьер уже четыре раза побывал в Штатах, где его страну назвали «ключевым партнером в области обороны», что открывает Дели безлицензионный доступ к широкому кругу американских технологий двойного назначения и поможет наладить совместное производство новейших вооружений. Некоторые отечественные СМИ с азартом мазохистов тут же сделали безапелляционный вывод: «Стратегический партнер России поворачивается к США». Но так ли это?

Конечно же, нет.

Утверждения некоторых аналитиков, что «Россия теряет индийский рынок», являются не чем иным, как проявлением некомпетентности или, если называть вещи своими именами, средством недобросовестной конкурентной борьбы, а также продолжением информационной войны против нашей страны.

Индия — не вертлявая женщина, которая крутится то в одну, то в другую сторону. Это серьезная и технологически развитая страна, уверенно шагающая в будущее и сотрудничающая со всеми, кто поможет ей достичь прогресса в той или иной области.

И она готова платить за это «живыми деньгами», налаживать военно-техническое сотрудничество со всеми, кто готов поддержать ее курс «Made in India» — производство самой современной продукции на промышленных предприятиях государства. При этом в Дели придерживаются правила — не складывать все яйца в одну корзину, то есть не зависеть от одного партнера-монополиста, пусть даже и очень выгодного, и перспективного.

Из 67 крупнейших индийских соглашений на закупку вооружений с зарубежными странами 18 заключены с Россией, 13 — с Соединенными Штатами и шесть — с Францией. Есть у Дели контракты с Берлином, Тель-Авивом и даже с Бразилией. На этом рынке за последние два года мы заработали $5 млрд, американцы — только $4 млрд. 

Более 70% танков, самоходных артиллерийских установок, реактивных систем залпового огня, истребителей, бомбардировщиков, штурмовиков, самолетов дальнего радиолокационного обзора и наведения, вертолетов, авианосцев, фрегатов, атомных и дизельных подводных лодок, ракетных кораблей, береговых систем обороны, стоящих на вооружении индийских сухопутных войск, ВВС и ВМС — российского и советского производства. И по сегодняшний день 40% боевой техники в индийской армии сделано в России или собрано по российской лицензии на местных заводах. В авиации эта доля составляет 80%, на флоте — 75%.

Поэтому говорить о том, что стратегический партнер России куда-то там поворачивается, мягко говоря, не серьезно.

И когда в некоторых СМИ Россию со злорадством упрекают, что она, например, проиграла тендер на поставку Дели ударных вертолетов, то никогда не вспоминают, что перед этим Индия купила у России полторы сотни транспортных «вертушек» Ми-17В-5 и собирается производить на своих заводах 200 штук российских легких вертолетов Ка-226Т или интересуется нашими зенитно-ракетными комплексами С-400, Тор-М2КМ, ракетно-пушечным «Панцирем-С1» и другим стреляющим и защищающим страну «железом». Видимо, доводить такую информацию до своего читателя почему-то не выгодно.

Правда, если с воплощением принципа «не класть все яйца в одну корзину» у Дели все в порядке, то со вторым — «Made in India» — удается пока не все. И здесь самым ярким примером стал тендер 2012 года на легкий истребитель, который выиграла у России и США Франция со своим Rafale. Стоил он $10 млрд для 126 самолетов. При этом фирма-победитель должна была организовать производство истребителей на индийских предприятиях. И тут Париж закапризничал. То цена его не устраивала, то отказывался перенести сборку самолетов в Индию, мол, нет уверенности, что качество работ местных специалистов не повлияет на авторитет фирмы Dassault. Визиты президента и премьера в Дели и в Париж к окончательным договоренностям не привели. Промежуточные выглядят так — 36 истребителей за 9 млрд. Индийцы настаивают на 8 млрд «зеленых». Торг продолжается.

А тем временем Индия решила докупить у России еще 40 многофункциональных истребителей Су-30МКИ в дополнение к тем 210 аналогичным машинам, которые уже стоят на вооружении ВВС страны и которые собираются из российских машинокомплектов в индийской корпорации HAL. Они обойдутся Дели в $3 млрд. И это не демпинг Москвы, а цена долговременного и продуктивного партнерства, которое продолжается между двумя странами уже на протяжении без малого шестидесяти лет.

Россия, если кто-то не знает, — единственное государство в мире, которое приняло объявленный премьером Моди принцип «Made in India» как руководство к действию в системе военно-технического сотрудничества с Индией. И по этому принципу в Индии собираются сверхзвуковые противокорабельные ракеты «БраМос», которые стоят на фрегатах российского производства типа Talwar, на дизельных подводных лодках класса «Варшавянка», подвешиваются к пилонам самолетов Ту-142 и Ил-38СД, устанавливаются в пусковые комплексы береговой обороны и сейчас проходят испытания для истребителей Су-30МКИ. А еще в Индии собирают танки Т-90С — их у Дели более 350, и руководством страны поставлена задача довести число таких машин до 1500. На авианосце «Викрамадитья» (бывший «Адмирал Горшков») базируются российские истребители МиГ-29К (обслуживание корабля и модернизация самолетов проводится в Индии совместно российскими и местными специалистами). На нашем самолете системы AWACS ставится израильская антенна и индийская авионика... Продолжать можно очень долго.

Между тем США еще ни разу никому не передавали собственных высокотехнологических наработок. Очень боятся конкурентов. Известный в военных кругах журнал Defense News сообщил, что недавно Дели и Вашингтон обсуждали возможность сотрудничества в области технологий строительства авианосцев, но источники в министерстве обороны Индии сказали, что соглашение не было достигнуто. Аналогичные сложности существуют с французами, которые, как мы знаем, не собираются делиться с индийскими специалистами даже технологиями производства истребителей Rafale, хотя обязаны это сделать по условиям выигранного тендера. А Россия не только предлагает построить Дели авианосец и передать индийской стороне необходимые технологии, но и создать корабельный вариант истребителя пятого поколения, над которым сегодня Москва и Дели вместе работают.

При этом стоит напомнить, что после возвращения из Вашингтона Нарендра Моди позвонил Владимиру Путину. О чем говорили лидеры двух стран, в Кремле не распространяются. Но, наверное, о чем-то очень важном для продолжения двустороннего сотрудничества.

Автор — военный обозреватель ТАСС

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир