Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Меган Фокс: «Детям не место в Instagram и Twitter»

Героиня «Трансформеров» и «Черепашек» — о вреде гаджетов, эмоциональном здоровье и личном шагомере
0
Меган Фокс: «Детям не место в Instagram и Twitter»
Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В «Черепашках-ниндзя 2», которые уже неделю возглавляют топ-лист отечественного     проката, звезда «Трансформеров» Меган Фокс сыграла лучшую подругу очаровательных земноводных. Корреспондент «Известий» Галя Галкина встретилась с актрисой в лос-анджелесском отеле London.

— Чем отличается сиквел от первого фильма? Я где-то прочитала, что, по вашему мнению, он даже лучше.

— Не должна об этом говорить, но у меня действительно сложилось такое впечатление. «Черепашки 2» — более непринужденные и с юмором, больше подходят для семейного просмотра, в то время как первый фильм скорее напоминает комикс с черным юмором. По сравнению с ним сиквел — просто варьете.

Меган Фокс: «Детям не место в Instagram и Twitter»

 — Я была на съемочной площадке, когда снимался первый фильм, и видела, что вы очень много работали. Так было и в этот раз?

— По моим ощущениям, эти съемки оказались намного проще — не нужно было каждый день импровизировать. Оставалось просто делать то, что тебе говорят. Такая работа — само удовольствие (смеется).

— У вас двое сыновей. Что значит быть мамой, работающей в Голливуде?

— Можно сказать, что работать стало труднее: материнство — это то, что нельзя бросить. Если раньше мой рабочий день начинался в 10 и заканчивался в пять, то сейчас я работаю с четырех часов утра до 10 вечера. Но я могу позволить себе отдыхать несколько месяцев в году, и вот тогда днями напролет наслаждаюсь обществом своих детей.

С одной стороны, быть работающей в Голливуде матерью очень тяжело, но я не скажу, что это труднее, чем быть мамой, работающей где-нибудь еще. Я бы, например, ни за что не захотела бросить свою работу. Да и мои дети не пожелали бы, чтобы я изменила себе. 

— Как вы боретесь с бытующим представлением о том, что ваша главная задача в фильме — просто мило выглядеть?

— Я с ним не борюсь, а просто игнорирую. Ну, бытует мнение, и пусть себе бытует. Восприятие отдельных людей не влияет на то, как я себя воспринимаю. Вселенная разберется. И если будет нужно — всё изменит.

— Вы дружите с современными технологиями?

— Я не отправляю письма по электронной почте, не пишу текстовые сообщения — не вижу необходимости. Вечером могу посмотреть пару шоу по Apple TV, если остаются силы, но в целом стараюсь держаться от телевизора подальше. Уверена, что через пару лет обнаружат, что все эти светодиоды сильно вредят глазам, мозгу и эмоциональному здоровью.

Телефоном пользуюсь не для того, чтобы постоянно быть на связи, а в качестве шагомера. В Лос-Анджелесе везде ездишь, а потом смотришь на шагомер, и — о, святые небеса! — ты и двух шагов не сделала. Вместо того чтобы загонять себя в спортзале до смерти, лучше побольше двигаться каждый день.

— Вы негативно относитесь к гаджетам и против того, чтобы дети проводили время в социальных сетях. Боитесь за сыновей?

— Сейчас появляется множество свидетельств того, какой вред наносят детям гаджеты. Если ребенок проводит много времени перед экраном — будь это компьютер, телевизор, телефон или маленькая переносная игровая приставка, — это замедляет его умственное развитие. Эта проблема имеет простое решение — ограничение времени перед экраном. Многие мамы и папы этого не делают — либо у них нет на это времени, либо они не знают, как это сделать, потому что дети, конечно, постигают технологии быстрее и лучше родителей.

Но детям не место в Instagram и Twitter. Игр там нет. Зато много анонимов с пессимистичным отношением к жизни, и эти люди способны причинить детям зло. Я уже не говорю о том, что сети перепрограммируют мозг, и тогда родителям приходится отводить детей в центры под названием Brain Balance, которые открываются по всему Лос-Анджелесу. Там занимаются тем, что приводят в чувство малышей, выросших на электронике. 

— Вы сами пережили нечто подобное, когда были подростком?

— Конечно, меня в школе обижали. Не до такой степени, чтобы с кем-то драться, но сильно. И сейчас обижают, такая уж доля у знаменитостей. Им постоянно достается от случайных встречных, блогеров, таблоидов и прочих неприятелей (смеется).

— С тех пор как вы стали матерью, наверное, предпочитаете играть в фильмах вроде «Черепашек» и выбираете роли в фильмах для семейного просмотра?

— Я думаю об этом, но... Есть хорошие проекты, в них заняты талантливые люди, но от актрис в этих фильмах требуется делать то, чего я бы не пожелала увидеть своим сыновьям. Только сама мать может решить, смогут ли дети безболезненно пережить ее участие в той или иной роли. Лично я не хочу, чтобы мои сыновья знали, что именно мне порой приходится делать на экране.

— Вы имеете в виду что-то конкретное?

— Сейчас по каналу HBO начинается показ проекта, который рассказывает о жизни проститутки. В нем есть реалистичные сексуальные сцены, более подходящие для порнографического фильма. Они унизительны для женщины, которая играет главную героиню. Это и есть то, что я навсегда хотела бы скрыть от своих детей — они не смогут с этим справиться, у них не получится отделить реальность от искусства. Бывает очень тяжело, если ты актриса и мать.

— Расскажите о вашем новом фильме «Зеровилль».

— Это фильм Джеймса Франко по одноименному роману Стива Эриксона. Я играю голливудскую звезду Соледад, которая страдает нарциссизмом и до некоторой степени маниакально-депрессивным психозом. Своего ребенка она не воспитывает, попросту забросила. Словом, полный распад личности.

Но есть и смешные моменты — благодаря Джеймсу Франко. Даже о самых тяжелых ситуациях ему удается рассказывать с юмором. Он никогда не спит, и непонятно, какой мотор им движет: невероятный запас энергии, включая интеллектуальную. Я получила большое удовольствие от работы с ним.

Комментарии
Прямой эфир