Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мировые цены на нефть продолжают активный рост с февраля 2015 года, в начале же третьей декады мая формирование восстановительных тенденций на рынке ускорилось. Причем 26 мая был побит локальный психологический максимум — оба базовых маркерных сорта Brent и WTI впервые с прошлой осени превысили отметку в $50 за «бочку». В последующие несколько дней мая амплитуда котировок барреля черного золота не превышала нескольких долларов — ценник в этих пределах отклонялся от полусотенного рубежа в ту или иную сторону. Такая ситуация в рамках незначительной коррекции сохраняется и на сегодняшний день.

Итак, конъюнктурный шок от январской «ямы», когда рыночные котировки ушли ниже $30 за баррель, погрузив нефтедобывающую отрасль в депрессию, похоже, позади — с середины января текущего года баррель прибавил в цене как минимум 70%, и объективных причин для новых «просадок» сегодня нет. Усмирена и избыточная суточная волатильность — биржевые ценники теперь не «прыгают» на 7–10% за день, как часто случалось в зимние месяцы, и уже реже — в апреле.

Заряд оптимизма, основанный в том числе и на локальных повестках (перебои с поставками черного золота из Нигерии и Ливии из-за активизации боевых действий и террористических атак на инфраструктуру, снижение объемов добычи в Канаде, где лесные пожары затронули степную «нефтеносную» провинцию Альберта), подстегивает рыночных «быков» к новым штурмам — следующая цель спекулянтов в $60 за баррель (с промежуточной краткосрочной остановкой на уровне $55 за баррель) вполне может быть достигнута в течение 2016 года.

Однако достигнутые сегодня рынком $50 за баррель — это реперная точка не только с позиций психологии, но также и важный рубеж с точки зрения рентабельности для большинства сланцевых проектов в США. Вопрос в том, насколько стремительно будут возвращаться инвестиции в сектор, ведь набранная за последние полтора-два года инерция банкротств американских производителей черного золота никак не внушает оптимизма сланцевому бизнесу. Хотя специфика сланцевой добычи такова, что замороженные скважины при желании можно быстро запустить снова, буквально в считаные недели, желающих снова рисковать, уповая только на возвращающуюся благополучную (для производителей) конъюнктуру рынка углеводородов, едва ли сейчас будет много. По крайней мере повторение былого бума (в период 2009–2013 годов) потребует интервала во времени, и его вполне хватит биржевым спекулянтам, чтобы успеть «дотянуть» котировки «бочки» до $60. 

Плюс добавляет «быкам» силы фактор отложенных мировыми нефтедобытчиками многомиллиардных инвестиций в отрасль — по экспертным оценкам, в совокупности цифра может достигать $300–400 млрд.

Близится намеченное на начало июня заседание ОПЕК. Картель в последние годы хоть и не влияет прямо на ценообразование, тем не менее заинтересован в продолжении восстановления. Поэтому заявления скорее всего будут иметь обтекаемые сдержанные формулировки: возможно, официальную квоту не тронут, а примут в состав пожелавший вернуться после многолетнего перерыва Габон (страна присоединилась к ОПЕК в 1975 году, однако в 1995 году вышла из состава картеля ввиду невозможности оплачивать членские взносы). И это событие умело преподнесут как сокращение добычных лимитов за счет расширения пула участников организации. Такая опосредованная интерпретация может добавить рынку задора.

Хотя на самом деле дисциплина картелем давно попрана — организация методично фиксирует в своих ежемесячных отчетах, что производит сырья гораздо выше принятой коллегиальной планки, в апрельском докладе «гак» внушителен — страны ОПЕК добывали примерно на 2 млн баррелей черного золота ежесуточно сверх плана. Но даже такой производственный сырьевой излишек уже почти не давит на ценники — он все больше «съедается» растущим глобальным спросом со стороны потребителей, приближая рынок черного золота к фундаментальному равновесию. К тому же совокупные потери поставок сырья на мировой рынок из-за локальных природных катаклизмов и геополитических всплесков нестабильности в ряде нефтедобывающих стран могут быть внушительны и в моменте превышать цифру в 2 млн баррелей. Ведь именно на такой объем ОПЕК в реальности предлагает рынку больше жидкого углеводородного сырья, чем позволяет установленный самим картелем официальный лимит. 

Тренд к переходу торговых площадок от режима затоваривания к равновесию все более ощутим. В перечне же концептуальных причин восстановления рынка нефти сегодня цикличность мировой экономики, влияние отложенных инвестиций в добычу, а также рост спроса, в том числе за счет слабой конъюнктуры цен на черное золото в последние полтора года (в сравнении с рубежами выше $100 за баррель, свойственными сырьевым биржам еще на начало 2014 года).

В долгосрочном же прогнозировании любопытен майский обзор от минэнерго США. Их взгляд ориентирован на 2040 год: в оптимистичном для нефтепроизводителей сценарии цена барреля к «контрольной дате» может превзойти рубеж в $250. И даже эта фантасмагорическая на сегодняшний день цифра — вполне реальный рубеж, если учесть растущие темпы мировой урбанизации, отсутствие на сегодня какой-либо конкурентной (по отношению к нефти) альтернативной платформы для форсирования перехода к новому технологическому укладу в энергетике, а также факт неизбежного накопления долларовой инфляции почти в четвертьвековом периоде.

Автор — руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир