Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Человек, который немножко другой, всегда чувствует себя на сцене»

Актер Алексей Ингелевич — о Театре маленькой правды, ночной чертовщине и любви к опере
0
«Человек, который немножко другой, всегда чувствует себя на сцене»
Алексей Ингелевич в спектакле Жолдака «Евгений Онегин». Фото: Светлана Тарлова/предоставлено Михайловским театром.
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Актер Алексей Ингелевич называет себя маленьким человеком. Его рост — 1 м. О том, как обогащают искусство люди с особенностями, «Известия» расспрашивали организаторов специализированных и инклюзивных театров. Теперь слово — артисту. Корреспондент «Известий» встретился с Алексеем Ингелевичем после оперного представления в петербургском Музее-усадьбе Державина.

 — Алексей Анатольевич, я слышал, как после выступления один из артистов поблагодарил вас: «Ваше присутствие — это огромное дополнение». А чем сегодняшнее оперное представление «дополнило» вашу жизнь?

— Благодаря участию в оперных спектаклях таких режиссеров, как Андрий Жолдак и Клаудиа Шолти, во мне открылась невероятная любовь к поющим актерам. И когда я слышу магическое слово «опера», заранее испытываю удовольствие… Быть рядом с людьми, у которых певческий талант, — это греет меня и вдохновляет.

— Вас пригласил Денис Ширко, который был драматургом спектаклей режиссера Андрея Могучего «Петербург» и «Иваны», где вы играли…

— Денис — верный театру человек, с которым мы работали и над другими постановками, например, «Бородой Сократа» по его пьесе. Я должен был играть главную роль, Сократа. Мы с Денисом с удовольствием вынашивали этот «плод», но финансовые трудности не позволили спектаклю явиться на свет.

— Чем миниатюрное пространство может привлечь малорослого артиста?

— Возможностью крупного плана. Возможностью видеть глаза зрителей. Игра в подобном пространстве чем-то близка работе в кино. Не тысячный зал управляет тобой, а ты находишь понимание у 60 добродушнейших зрителей. Я обожаю рассматривать людей. В этом смысле особая и особенная страна Голландия. Там смотришь — и почему-то каждого человека видно: чем и как он живет. Хотя, может быть, у маленького человека столь трепетное отношение к этой стране из-за ассоциации с «малыми голландцами»? Мне вообще нравится играть со словами: маленький человек — малоликость — Театр маленькой правды…

— Вы назвали так свой коллектив таких же, как вы, малорослых артистов.

— Блуждающе-бездомный коллектив актеров моего «амплуа». Однажды мне захотелось собрать вокруг, так сказать, единорослых, чтобы периодически работать сообща. Пока мы не репетируем пьес, а работаем на праздниках, корпоративных мероприятиях, участвуем в квестах. Стараюсь приобщать артистов своего «блуждающего театра» к проектам, куда приглашают меня. В этом музыкальном представлении участвовала Катя Чередник, с которой мы играем в спектакле «Убийца». Приглашаю посмотреть его в театре «Алеко».

«Человек, который немножко другой, всегда чувствует себя на сцене»

— Как маленький человек чувствует себя на большой сцене? Ведь вы играли в Александринке, Мариинке, Михайловском театре, Театре Наций.

— У меня хорошая школа: выступления в ночных клубах. Они, как показало время, были прекрасной подготовкой к театральным ролям. Ведь клуб создает из тебя образ, учит управлять ситуацией, владеть. Не научись я этому в клубных залах на 20 человек, потом я не смог бы играть перед залом на 900 человек. А кто-то ведь и на стадионах выступает. Тут и гигант растеряется. Но великие артисты могут и стадионами владеть: благодаря голосу, ритму, энергетике. Физические данные тут ни при чем.

Лия Меджидовна Ахеджакова, с которой я играл у Андрея Могучего в Circo Ambulante, — хрупкая маленькая женщина, которая по спектаклю так лихо верховодит здоровенными мужиками, народными артистами, что рядом с ней невольно думаешь: «Может, и я смогу?». Если не верховодить, то по крайней мере одолеть себя? Такое партнерство неоценимо. 

«Человек, который немножко другой, всегда чувствует себя на сцене»

— Мы поговорили об условиях пространства, а что с условием времени? Для вас символично было, например, участие в «музейной ночи»?

— Очень символично. Видите, как меня кидает по жизни: от ночного клуба — к музею «в ночи». Жолдак  на репетициях «Евгения Онегина» восхищал меня способностью выразить самую суть — емко и образно; и артисту понятно, что от него требуется. В этом спектакле есть персонаж-фавн с закругленными рогами, играющий на свирели. А я тоже в образе «инферно», на мне чешуя такая рыбья. И чтобы упростить команды на репетициях, Андрий кричал: «Пошла няня! Пошли дворецкие!», а потом: «Рогатые пошли!» — это про нас с фавном.

Так вот, ночь — это всегда немножко «с рогами», с чертовщиной, что имеет отношение к моему амплуа. И мой Гусёк в «Иванах» Могучего (Александринский театр), и Сен-Жермен в «Пиковой даме» Игоря Ларина (Театр «На Литейном»), и другие мои персонажи — в той или иной мере проецируют темные стороны главных героев, их страхи, тайные желания. Ночь — это всегда призрачность. Наверное, есть закономерность в том, что мои роли призрачно намечены, не доведены до графической точности, символично проходят через спектакли.

— Вы бы хотели иметь домашний театр — как у Державина?

— А в моей квартире сооружены своего рода подмостки. Если хотите, «комнатный театрик в дизайнерском проекте Алекса Ингелевича». Пока я не играю на этой «сцене», но моя дочь Таня фотографировала меня на ней в разных костюмах: это нужно было для одного проекта.

Понимаете, так устроен мир, что человек, который немножко другой, он всегда себя чувствует на сцене — «уличного театра», «тротуарного театра». Когда я выезжаю с театром на гастроли, всегда беру самокат: так легче преодолевать гигантские просторы аэропортов. Андрей Могучий во время поездки как-то сказал: «Алекс, слушай, так интересно наблюдать, как на тебя реагируют люди». И после этого сочинял мне мизансцены, уже учитывая эти наблюдения.

Справка «Известий»

Алексей Ингелевич — актер театра и кино, клубный ведущий. В 1972 году окончил Ленинградский университет как филолог-германист, работал переводчиком. С конца 1980-х — артист. Играл в спектаклях Андрея Могучего, Андрия Жолдака и других, снимался в фильмах Константина Лопушанского, Виталия Мельникова, Владимира Бортко и других. Занимался социальной работой за границей. Женат, есть дочь.

Комментарии
Прямой эфир