Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Инклюзивный театр — шаг к толерантному обществу

Для людей с особенностями искусство может быть не только терапией, но и профессией, считают собеседники «Известий»
0
Инклюзивный театр — шаг к толерантному обществу
Фото: theatreofnations.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На Малой сцене Театра Наций фонд «Со-единение» показал спектакль «Совершенно невероятное событие» по пьесе Николая Гоголя «Женитьба».

Это уже второй инклюзивный проект, в котором участвуют актеры с особенностями, в том числе с нарушениями опорно-двигательной системы, особенностями ментального развития, слепоглухие. В прошлом сезоне при поддержке театра состоялась премьера проекта «Прикасаемые», с успехом идущего как на московской сцене, так и на театральных фестивалях.

В том, что искусство для людей с особенностями может быть не только терапией, но и профессией, уверены собеседники «Известий».

Актер театра и кино Алексей Интелевич полагает, что «особым» людям органически присуще чувство театра.   

— Так устроен мир, что человек, который немножко другой, всегда себя чувствует на сцене — «уличного театра», «тротуарного театра», — говорит Интелевич. — Когда я выезжаю на гастроли, всегда беру самокат: так легче преодолевать гигантские просторы аэропортов. Андрей Могучий во время поездки как-то сказал: «Интересно наблюдать, как на тебя реагируют люди». И после этого сочинял мне мизансцены, уже учитывая эти наблюдения.

Интелевич назвал свой коллектив малорослых артистов Театром маленькой правды. У коллектива пока нет ни помещения, ни постоянного состава, но много планов и надежд.

— Мне вообще нравится играть со словами: маленький человек — малоликость — театр маленькой правды, — рассуждает актер. — Однажды мне захотелось собрать вокруг, так сказать, единорослых, чтобы периодически работать сообща. Пока мы — блуждающе-бездомный коллектив. Не репетируем пьес, а работаем на праздниках, корпоративных мероприятиях, участвуем в квестах.

У «блуждающих» театров свои преимущества — легко собрались, легко расстались. Труднее приходится тем, кто позиционирует себя как стационарный коллектив. У московского Театра простодушных, где играют актеры с синдромом Дауна, есть своя зрительская аудитория, но нет стабильного финансирования.

— Театры — вообще дело дотационное, а такой, как наш, особенно, — говорит худрук Игорь Неупокоев. — К особому театру и отношение должно быть особенное, а этого нет. Мы от государства за 15 лет не получили ни одного рубля. Чиновники делают вид, что они про Театр простодушных не слышали никогда. Никто из них не пришел к нам, даже те, кто обязан был это сделать по своей должности.

Гораздо чаще чиновники наведываются в обычные театры, но теперь и там всё чаще встречаются люди с особенностями. Инклюзивные постановки (именно такие идут в Театре Наций), где они участвуют наравне с остальными актерами, возможно, самый оптимальный вариант их адаптации.   

Егор Бероев, соучредитель фонда «Я есть», оказывающего поддержку детям с диагнозами ДЦП, аутизм и синдром Дауна, считает, что «не должно быть ничего специализированного, в чтом числе специализированных театров».

— Они должны работать в обычных театрах и сниматься в обычных фильмах. Не нужно разделения на особенных и неособенных, мы же все люди. Только тогда у нас общество будет здоровым.

Инклюзивные спектакли — шаг к нормальному обществу, не разделяющему своих членов на больных и здоровых. Актерам, участвующим в такой постановке, приходится начинать с себя.   

— Исходя из своего опыта, могу сказать: изначально, когда мы пришли на проект «Прикасаемые», были «мы» и «они». Сейчас все участники — «мы», — говорит актриса и продюсер Ингеборга Дапкунайте. — Было бы здорово иметь больше  возможностей и больше приспособлений для людей с особенностями развития. Работу над этим проделывают во всем мире, и мы тоже на правильном пути.

Дорогу осилит идущий, и люди, занимающиеся инклюзивным театром, не сбрасывают со счетов многочисленные трудности, в том числе бытовые и психологические.

— Трудностей немало — начиная от моральной неподготовленности сотрудников театра к работе с особенными актерами, заканчивая бесконечными барьерами, на которые мы в обычной жизни внимания не обращаем, — пороги и лестницы, например, — говорит Наталья Афанасьева, заместитель директора по рекламе, маркетингу и работе со зрителями Театра Наций. — Простой прием пищи в обеденный перерыв становится более долгим и сложным. К каждому человеку приставлен сопровождающий или переводчик. При создании сценического оформления мы также должны продумать детали каждого шага особенных актеров. Отдельный аспект — зрительская толерантность, готовность воспринимать со сцены необычных людей. Над этим мы должны работать на государственном уровне.

Толерантность воспитывается с малолетства. Инклюзивные детсады, школы, художественные и спортивные центры смогут помочь в создании толерантного общества.

— Границу между людьми надо стирать в детстве. Чтобы здоровые дети не шарахались от своих особых ровесников. Ведь кто из нас «иной», еще непонятно. У кого более ограничены возможности, неясно, — размышляет участница спектакля «Прикасаемые» Елена Морозова.  

В ее планах — уже этим летом организовать детский фестиваль во внутреннем дворике Электротеатра на Тверской: «Хочу позвать художников, граффити, мастеров по лепке, музыкантов с простыми инструментами (губная гармошка, балалайка и др.) и устроить мастер-классы. Чтобы это было нестандартно, весело и интересно...»

В ближайших номерах «Известий» читайте интервью с актером Алексеем Интелевичем.

Комментарии
Прямой эфир