Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Слуцкий — это лучший специалист в моей карьере»

Экс-футболист «Москвы» Бранислав Крунич — о методах работы главного тренера сборной России
0
«Слуцкий — это лучший специалист в моей карьере»
Фото: ТАСС/Виталий Белоусов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Боснийский футболист Бранислав Крунич провел в России пять сезонов. Успел поиграть в трех командах и поработать с такими тренерами, как Леонид Слуцкий, Олег Блохин, Миодраг Божович, Анатолий Бышовец, Валерий Петраков. В 2013 году он завершил свою профессиональную карьеру, но из футбола не ушел и тоже собирается стать тренером. В интервью корреспонденту «Известий» Крунич рассказал о российском периоде своей жизни. 

— Три года назад вы завершили игровую карьеру, чем сейчас занимаетесь?

— Живу на родине, в Боснии. В данный момент прохожу курс обучения на тренерскую лицензию категории Pro. Совсем скоро поеду на стажировку. 

— Россию часто вспоминаете? 

— Конечно. Всё-таки именно в России я провел лучшие годы своей карьеры. Там у меня осталось много друзей. Правда, общаюсь с ними нечасто. 

— Российский период вашей карьеры начался в Томске. Как вы переходили в «Томь»?

— В «Томь» я пришел из украинской «Волыни». Честно говоря, я не очень хотел переезжать из Боснии на Украину. Думал, что там очень низкий уровень футбола. Но тогдашний тренер «Волыни» Виталий Кварцяный убедил меня всё-таки попробовать свои силы в чемпионате Украины. Уже тогда стал следить за российским футболом. Понимал, что это более высокий уровень, чем украинская лига. Когда поступило предложение из Томска, я сразу согласился. В команду меня позвал Борис Стукалов по рекомендации Виктора Прокопенко, которого сейчас, к сожалению, уже нет в живых. Потом вместо Стукалова назначили Анатолия Бышовца, а потом Валерия Петракова.

— Бышовец славится своим философским мировоззрением...

— Есть такое. Еще он всегда был спокоен, неважно — победа или поражение. Бышовец никогда ни на кого не злился, не орал, но и не особо радовался, когда мы выигрывали. Он всегда пытался скрыть свои эмоции, разговаривал с одинаковым тембром голоса. 

— А про Петракова говорят, что он очень жесткий тренер…

— Да, при Петракове были очень серьезные нагрузки. Я бы сказал, что у него русская дисциплина. Он требовал от каждого максимальной отдачи. Тренер сразу чувствовал тех, кто халтурит, и пресекал это. По сравнению с Бышовцем Петраков очень часто ругался, буквально через каждое второе слово матерился. Но он очень порядочный человек и хороший тренер.

— Сложно дался переезд из Томска в Москву?

— Очень сложно. Я всегда жил в небольших городах, и Москва была для меня первым мегаполисом. Понадобилось где-то полгода, чтобы адаптироваться к жизни в столице. Каждую ночь мне снились пробки и что из-за этого я опаздываю на тренировку. Но мне очень помогала команда. Это была именно команда. В «Москве» мы много общались за пределами поля и бились друг за друга на поле.

— В «Москву» вас пригласил Леонид Слуцкий. В чем особенность его тренерского подхода?

— Я очень благодарен судьбе, что она свела меня со Слуцким. Это лучший специалист в моей карьере. Уже тогда было видно, что он станет великим тренером, каковым он сейчас является. Уверен, Слуцкий добьется еще большего. Отличная возможность для этого предстоящий чемпионат Европы.

— Слуцкий из тех специалистов, которые сами никогда не играли на высоком уровне. Это как-то мешает ему в работе?

— Это совершенно не мешает ему быть хорошим специалистом. Он очень умный человек, хорошо понимает футбол и умеет доносить свои мысли до футболистов.

— Слуцкий довольно неформально общается со своими игроками…

— Да, он не ставит каких-то преград в общении. Всем футболистам нравится, когда тренер с ними разговаривает и прислушивается к их мнению. Но всегда нужно понимать, кто главный и кто тренер. Слуцкий эту грань чувствует.

— Он очень любит КВН и даже периодически в нем участвует, а в команде Слуцкий часто шутил?

— Да, могу вам рассказать одну историю. В 2007 году перед финалом Кубка России Слуцкий пригласил на базу Гарика Харламова и еще одного...

— Тимура Батрутдинова?

— Точно, Батрутдинова. Тренер хотел таким образом мотивировать нас. Но в итоге это не сработало, и мы проиграли в финале Кубка России «Локомотиву».

— Когда Слуцкий ушел из «Москвы» — это был удар?

— Конечно, всем было очень тяжело, мы привыкли к нему. Именно он создал команду, которая заняла 4-е место. Это был успех для «Москвы». После ухода Слуцкого команду покинули многие футболисты. Новым тренером стал Олег Блохин.

— Что помешало Блохину добиться успеха с «Москвой»?

— Блохин в отличие от Слуцкого вообще не общался с футболистами. Очень трудно было просто с ним поговорить, у него никогда не было времени. Он считал: о чем нам разговаривать, я всё уже сказал, всё и так понятно. Блохин вообще не шел на диалог. Но я не могу сказать, что у него ничего не получилось в «Москве». Ему приходилось строить новую команду. Мне кажется, ему просто дали мало времени. 

— Украинский футболист Артем Милевский рассказывал, что Блохин приносил на тренировки свой «Золотой мяч». В «Москве» было что-то похожее?

— Этот мяч он нам, конечно, не приносил. Но показывал всей команде видеозапись матча киевского «Динамо» и мюнхенской «Баварии» 1975 года. Блохин тогда забил два гола и говорил: «Вот как надо играть! Почему вы так не можете?». Он не понимал, что не все футболисты умеют играть так же хорошо. Думаю, это и есть его единственная проблема. А вообще я очень рад, что мне удалось поработать с настоящей легендой мирового футбола. Это человек, который был рожден, чтобы быть лучшим. И сам Блохин это понимал. 

— Потом команду возглавил черногорский специалист Миодраг Божович. С ним было комфортно?

— Он чем-то похож на Слуцкого. Миодраг делает в команде очень хорошую обстановку. У него всегда какие-то приколы, он всегда на позитиве. Не видел его в плохом настроении даже после поражений. В тренировочном процессе у него никогда не было больших нагрузок и работы без мяча. Еще он всегда давал нам два выходных после матчей. 

— Душой «Москвы» все называли аргентинца Эктора Бракамонте. В чем это проявлялось?

— Эктор — ионизатор, всегда придумывал что-то новое и интересное. Очень креативный человек. На все сборы всегда брал гитару. Вся команда собиралась у него в номере, и он пел нам аргентинские песни. Эктор был иконой «Москвы». Может быть, если бы он не ушел, и команда бы не развалилась. Шутка. Вообще жаль, что такого клуба больше не существует. «Москва» стала для меня родной. Я бы и сейчас болел за эту команду.

— Макси Лопеса помните, который переходил в «Москву» из «Барселоны» в статусе победителя Лиги чемпионов?

— Как его можно забыть? И его жену Ванду Нару (сейчас уже бывшая) тоже помню. К нему было большое уважение, но мы не чувствовали, что он пришел из такого большого клуба, как «Барселона». Макси вел себя очень порядочно и всегда был скромен. Помню, при Блохине была одна ситуация. За день до матча тренер сказал Лопесу, что он завтра не сыграет, и отправил его бегать вокруг поля. Макси не подал никакого вида, что не доволен, и без всяких проблем выполнил указания. 

— Вы вспомнили про его жену. Почему?

— Он была известной аргентинской моделью, часто приходила на игры и тренировки команды. Когда футболист приезжает из «Барселоны», то к нему приковано большое внимание, в том числе и к его личной жизни. Помню, Макси купил жене «Мерседес Макларен», тогда все были просто в шоке.

— Практически все футболисты «Москвы» нашли себе хорошие команды в РФПЛ, а вы почему-то уехали на родину... 

— Я просто не хотел форсировать события и решил поиграть дома в Боснии. У меня было предложение от «Сибири», но они тогда только попали в РФПЛ, и я решил не рисковать. Думал, немного побуду на родине и потом уже определюсь с будущим. Наверное, это была моя самая главная ошибка в карьере.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» Twitter и Instagram

Комментарии
Прямой эфир