Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Мы надеемся, что войска РФ примут участие в борьбе с ИГИЛ в Ираке»

Директор иракского Республиканского центра изучения стратегии и безопасности Муатазз Мухи Абдель Хамид рассказал о борьбе с террористами, ситуации в стране и центробежных тенденциях
0
«Мы надеемся, что войска РФ примут участие в борьбе с ИГИЛ в Ираке»
Фото: facebook.com
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Несмотря на то что с момента вторжения США и их союзников в Ирак и свержения Саддама Хусейна прошло уже более 10 лет, ситуация в стране по-прежнему остается напряженной. Последние события в этой стране корреспондент «Известий» Андрей Онтиков обсудил с директором иракского Республиканского центра изучения стратегии и безопасности Муатаззом Мухи Абделем Хамидом.

— Ситуация в сфере безопасности в Ираке по-прежнему остается напряженной. Практически ежедневно поступает информация о терактах и атаках боевиков. В чем причины такой эскалации?

— Ситуация в сфере безопасности оставляет желать лучшего. В Багдаде и ряде иракских провинций за последние дни произошел целый ряд террористических атак. Силовики по мере возможности реагируют на нападения боевиков. К сожалению, нам приходится иметь дело с террористами. А они полагаются прежде всего на внезапность своих атак. Тем не менее за последнее время боевиков удалось значительно потеснить.

— На днях прозвучало заявление официального представителя иракского правительства Саада аль-Хадиси, в котором говорилось, что армия страны вернула под контроль около двух третей ранее захваченных боевиками территорий. Вместе с тем, как видим, атаки террористов не ослабевают. Нет ли в данном случае противоречия между официальными заявлениями и реальным положением вещей?

— Заявление господина аль-Хадиси было предельно откровенным, и его достоверность не подлежит сомнению. Правительственной армии за последнее время удалось вернуть под контроль большое количество территорий, войска теснят боевиков ИГИЛ (запрещенная в России организация. — «Известия») довольно успешно. Другое дело, что справиться с террористической угрозой в районах, подконтрольных правительству, очень сложно. Особенно это касается Багдада. Это огромный город. И тут постоянно происходят теракты. Причина такой ситуации кроется в том, что силам безопасности зачастую не удается оперативно реагировать на возникающие вызовы. Кроме того, существуют проблемы и с получением информации о готовящихся нападениях. Какие-то удается предотвратить, но часто сведения о подготовке терактов поступают слишком поздно. Это проблема, с которой приходится иметь дело спецслужбам. Тем не менее они в меру сил и возможностей проводят работу с агентурной сетью и раскрывают террористические ячейки. Есть причины и политического характера, вызванные тем, что достаточно нечетко определены зоны ответственности минобороны и МВД страны. В итоге эти два ведомства пытаются переложить друг на друга обязанности по защите Багдада от террористов.

— Не секрет, что политические проблемы в Ираке выходят за пределы противоречий между силовиками. Сейчас премьер Хейдар аль-Абади пытается сформировать кабинет технократов, однако это встречает сопротивление со стороны парламента. Значит ли это, что Ирак столкнулся с политическим кризисом?

— Да, кризис в стране длится уже более пяти недель. И за это время не произошло никаких подвижек. Ряд сил Ирака выступает с требованием проведения политических реформ. Среди них депутаты парламента, представляющие интересы Муктады ас-Садра, а также ряд шиитских организаций и партий, в том числе Партия исламского призыва во главе с бывшим премьером Нури аль-Малики. Одновременно они вывели на улицы Багдада своих сторонников. Главное требование — смена министров-коррупционеров. Однако пока оно не было реализовано на практике. Дело в том, что позиции представителей шиитов наталкиваются на противодействие со стороны суннитов и курдов. В итоге работа парламента в части, касающейся проведения изменений в составе правительства, на сегодняшний день остается парализованной.

— И все-таки каковы перспективы формирования в Ираке правительства технократов, на чем настаивает премьер Хейдар аль-Абади?

— Стоит понимать, что глава кабинета подвергается давлению с самых разных сторон. Оказать на него влияние пытаются США и Иран. При этом он должен учитывать мнение своей Партии исламского призыва. Пока, к сожалению, аль-Абади не удалось найти возможность претворить в жизнь планы по отстранению коррупционеров в правительстве. Ситуация остается в подвешенном состоянии, и каких-то изменений в самом обозримом будущем не предвидится.

— На этом фоне из Иракского Курдистана прозвучало заявление главы совета безопасности автономного региона Масрура Барзани, который, в частности, сказал, что «отныне мы не являемся гражданами Ирака», намекая на планы региона объявить независимость от Багдада. Как бы вы прокомментировали это?

— Такого рода заявления появляются постоянно и на данном этапе представляют собой лишь сотрясение воздуха. Курды прекрасно понимают, что без согласия прежде всего США и Израиля, которые являются их ближайшими союзниками и спонсорами, ни о каком курдском государстве речи идти не может. А такого согласия пока нет. Кроме того, объявление независимости встретит достаточно резкую реакцию со стороны соседей Ирака, прежде всего Ирана и Турции, на территории которых также проживают курды и для которых тема создания курдского государства является крайне чувствительной — особенно в свете событий на севере Сирии. Другое дело, что сейчас отношения между Багдадом и Анкарой остаются довольно напряженными, в самом Ираке ситуация далека от стабильной, а потому Масрур Барзани и его сторонники просто пользуются удобным случаем и набирают политические очки. Ведь среди курдских партий Ирака хватает противоречий по вопросу объявления независимости Курдистана.

— Как бы вы оценили курс России, проводимый в регионе, в частности действия Москвы по борьбе с ИГИЛ?

— Вне всякого сомнения, политика России является конструктивной. И в этой связи нельзя не отметить ту позитивную роль в деле борьбы с терроризмом, которую она сыграла, оказывая военную поддержку сирийским правительственным войскам. Кроме того, Россия предоставила Сирии современное оружие. Именно благодаря Москве удалось освободить ряд ранее захваченных населенных пунктов в провинциях Алеппо, Латакия и Хомс. Что касается Ирака, то ему также поставляют вооружения, позволяющие вести более эффективную борьбу с ИГИЛ. Речь идет о самолетах и вертолетах. Между тем именно в Багдаде был создан Информационный центр для борьбы с боевиками. В нем работают военные специалисты Ирака, России, Сирии и Ирана. Мы надеемся, что российские войска примут непосредственное участие в борьбе с ИГИЛ и на территории нашей страны.

Комментарии
Прямой эфир