Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На днях президент Петр Порошенко заявил, что однополые браки на Украине легализованы не будут. Но надо ли это воспринимать как реальное обязательство главы государства не допустить реализации в стране одной из главных ценностей современной Европы?

Надо видеть прежде всего контекст, в котором эти выказывания делались. Дело было на встрече президента с представителями Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций. На ней предстоятель Украинской православной церкви Московского патриархата Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий сказал, что и он, и представители других конфессий, входящих в совет, выступают против однополых браков.

Тут-то президент и произнес слова, которые обошли многие СМИ, став для них главной новостью с этой встречи. Однако на сайте президента, где подробно сообщается о выступлении Порошенко на этом мероприятии, данная реплика не приводится. Президентская пресс-служба не нашла ее значимой.

Разумеется, нельзя утверждать, что глава государства кривил душой. На Украине вообще немного сторонников однополых браков. И формально ЕС не требовал легализации этих союзов в ассоциированных с ним странах, включая Украину. Однако проблема-то в том, что европейские стандарты в подходе к этому вопросу изменяются очень быстро, что уже проявилось в вопросе о запрете дискриминации гомосексуалов в украинском трудовом законодательстве.

Так, когда в 2010 году был принят план действий по либерализации визового режима ЕС для Украины, в нем были такие требования к законодательному регулированию борьбы с дискриминацией: «Принятие всеобъемлющего антидискриминационного законодательства, которое рекомендуется мониторинговыми органами ООН и Совета Европы для обеспечения эффективной защиты от дискриминации. Ратификация соответствующих документов ООН и Совета Европы о борьбе с дискриминацией».

В упомянутых международных документах ничего не написано о дискриминации гомосексуалистов. Кроме того, дискриминацию по этому признаку и так правомерно было считать в Украине запрещенной. Ведь тогдашняя норма КЗОТа звучала так: «Украина обеспечивает равенство трудовых прав всех граждан независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, языка, политических взглядов, религиозных убеждений, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств». 

А под «другими обстоятельствами» правомерно понимать и запрет дискриминации по признаку сексуальной ориентации. Ведь сходная с украинским КЗОТом формулировка содержится и в ст. 14 Европейской конвенции прав человека, а Европейский суд по правам человека еще в 1999 году счел, что слова о запрете дискриминации по признаку «любого иного обстоятельства», касаются и прав геев.

Решения ЕСПЧ носят прецедентный характер, к тому же его позиция была подтверждена и в официальном пояснительном докладе Совета Европы к данной конвенции, где утверждалось, что перечислять все признаки дискриминации нецелесообразно, поскольку нельзя объять необъятное.

То есть, по сути, дискриминация по признаку сексуальной ориентации была на Украине фактически запрещена, но ЕС начиная с 2012 года стал требовать сформулировать этот запрет в его редакции. Об этом, в частности, говорилось в письме представителя ЕС в Киеве Яна Томбинского министру иностранных дел Украины Павлу Климкину от 22 октября 2015 года.

Для чего же ЕС так настаивал на своем варианте фиксации прав сексуальных меньшинств? А для того, чтобы эта тема начинала занимать на Украине такое же место, как и в Европе, чтобы затем можно было добиваться и легализации гомосексуальных браков.

И 12 ноября европейцам удалось додавить Раду: соответствующие изменения в трудовое законодательство были приняты. Правда, в ходе дебатов спикер Владимир Гройсман возражал тем, кто считает этот закон лишь первым шагом: «Я слышу какие-то фейки, что в Украине могут быть хоть какие-то однополые браки. Не дай Бог, это бы произошло, и мы никогда это не будем поддерживать. Мы только что говорили с премьер-министром, и очевидно, что нам нужно утверждать семейные ценности, и я думаю, что может появиться в правительстве специальный уполномоченный человек по вопросам семьи».

Но такой уполномоченный так и не появился, зато всего через 10 дней после этого решения Рады правительство Яценюка сделало второй шаг на пути к закреплению важнейших на сегодня европейских ценностей. 

Оно приняло план действий по реализации Национальной стратегии в сфере прав человека на период до 2020 года. 

В нем правительству поручено до II квартала 2017 года подготовить законопроект «О легализации зарегистрированного гражданского партнерства для разнополых и однополых пар с учетом имущественных и неимущественных прав, в частности владения и получения имущества в наследство, содержания одного партнера другим в случае нетрудоспособности, а также конституционного права не давать показаний против своего партнера». 

То есть речь идет об узаконивании гомосексуальных союзов с предоставлением им тех же прав, что и семьям. Так делали уже многие страны в качестве первого и главного шага к однополым бракам, ибо легализация их фактически не давала гражданским партнерам никаких новых прав, кроме права официально считаться супругами.

Ясно, что подобный пункт появился в документе как раз по инициативе европейцев. Да, никакими соглашениями с ЕС он не предусмотрен, но, похоже, что отношения Украины и Евросоюза в этом вопросе регулируются либо неформальными договоренностями, либо секретными протоколами.

Теперь подготовка законопроекта о гражданском партнерстве передана старым правительством в наследство новому. И лишь если оно от этой идеи откажется, можно будет верить публичным словам и Порошенко, и Гройсмана об однополых браках. Но до сих пор не случалось, чтобы Украина отказывала ЕС в принципиальных для последнего вещах.

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир