Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Нужно находить в деле своей жизни гормон радости»

Михаил Турецкий — о народном караоке, национальном центре хорового пения и музицировании с губернаторами
0
«Нужно находить в деле своей жизни гормон радости»
Фото: Пресс-служба «Хора Турецкого»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Тремя большими шоу «С тобой навсегда» 23 и 24 апреля знаменитый «Хор Турецкого» отметит в Московском Кремле свое 25-летие. Накануне юбилея основатель и руководитель коллектива Михаил Турецкий пообщался с обозревателем «Известий».

— Не припомню, чтобы в последние годы кто-то из артистов устраивал по два выступления в день на крупной московской площадке. Такое практиковалось в советские времена.

— Опыт сдвоенных выступлений у нас уже достаточный. В нынешнем юбилейном туре мы так работали в Новосибирске, Красноярске… А в екатеринбургском «Космосе» за два дня собрали четыре аншлага, чего с момента распада СССР там, кажется, никто не делал. Основная причина, по которой мы проводим в субботу еще и дневной концерт, — отсутствие в графике Кремлевского дворца дополнительного свободного дня. Изначально мы планировали два юбилейных шоу в последний апрельский уикенд. Билеты на них быстро распродали еще пару месяцев назад. Тогда решили сделать третье выступление.  

— Если речь идет не о «фанерных» выступлениях, то считается, что сегодня музыканты, работающие на большую аудиторию, не могут дать два равноценных по качеству сольника в один день. 

— Безусловно, если речь о сольном исполнителе, вокруг которого строится вся программа и который весь концерт на сцене, ему реально тяжело даже ежедневно выступать, не то что несколько раз в день. Но в «Хоре» мы можем грамотно распределять нагрузку на всех участников. У нас есть ротация номеров. В одном — пять человек поют, в другом — три, здесь — семь, там — девять. Это позволяет всем нашим солистам время от времени брать паузу, уйти за кулисы, передохнуть. 

— А что лучше делать в таких случаях артистам между концертами: спать, есть, выпивать, с девушками общаться?

— Девушек и водки — не нужно. Желательно легко перекусить и выйти из концертного зала на улицу. На гастролях я иногда успеваю заехать в гостиницу, принять душ и вернуться обратно в гримерку. Создается ощущение, словно приехал уже в новое место, на новый концерт.

— «Хор» сейчас активно использует прием «народного караоке». Вы выступаете на открытых пространствах в разных российских городах, и везде с вами, помимо простых граждан, поют местные мэры или главы регионов. Это обязательное условие?

— У меня нет возможности насильно и даже деликатно привести к нам на цену мэра или губернатора. Как говорится, колхоз — дело добровольное. Мне кажется, что чиновники такого уровня просто сами чувствуют, что наше «караоке» совпадает с их политической и общественной стратегией. Это ведь не только культурно-развлекательная, но и социально-патриотическая акция.

— Понятно. Тогда скажи, как продвигается сейчас идея создания твоей именной профессиональной школы?

—  Да, я хочу создать городской или национальный центр хорового пения, чтобы учить талантливых ребят петь не только сольно, но и совместно с другими исполнителями. Такое умение очень развивает певцов. Там же им будут преподавать актерское мастерство, хореографию, режиссуру, менеджмент. Сегодняшнее время требует от артиста быть хоть немножко и продюсером. Проблема в том, что у меня пока нет места, здания, площадки, где я мог бы такую школу разместить. Будем опять просить московские власти обратить на нас внимание после юбилейного тура.  

— Зная о твоих дружеских отношениях с российским истеблишментом, полагаю, многих из данного круга, включая мэра Москвы, ты пригласишь на шоу в Кремлевский дворец?

— Конечно, я очень хочу видеть на наших концертах своих друзей из властных структур. И это не конъюнктура, а отражение моей жизни. Я не приглашаю тех высокопоставленных лиц, с кем незнаком, или тех, кто не выражал своего интереса к «Хору Турецкого».

— Ты ведь и с президентом Путиным как-то пел. Его пригласил?

— Да, мы отправили ему, вернее, в его администрацию, официальное пригласительное письмо. 

— Перед кремлевскими концертами «Хор Турецкого» проехал с туром по Израилю. Есть ощущение, что в этой стране к вам особое отношение? Все-таки коллектив начинался как синагогальный хор.

— Я себя чувствую своим везде. Больших отличий израильской публики от любой другой я сегодня не вижу. Рад, что мы туда приезжаем, что там живут наши люди, которые приводят на наши концерты и коренных израильтян. И они гордятся вот такими, как мы, «русскими евреями», говорят, что в Израиле такого коллектива нет.

— Ты добавляешь сейчас в программу что-нибудь из того репертуара, который исполнял «Хор» четверть века назад?

— Очень немного. В юбилейном шоу у нас другая стилистика — лучшие хиты из наших программ разных лет. Еврейская музыка у нас на равных с классикой, рок-композициями, итальянской эстрадой и т.п.   

— Удивительно, но уже достаточно давно в «Хоре Турецкого» стабилизировался состав и весьма незначительна «текучка кадров».

— Да, феноменально. Шесть человек из «Хора» работают со мной уже более 20 лет. Они пришли в группу фактически юными парнями, студентами, а сейчас это зрелые мужчины, которым хорошо за 40, и они состоявшиеся артисты.

— Их удерживает то, что ты обеспечиваешь их стабильной, хорошо оплачиваемой работой?

— Не подумай, что я такой самонадеянный, но мне кажется, эти люди почувствовали свое предназначение. Сегодня участие в «Хоре» они воспринимают как некое служение. Если бы за этим виделись только деньги, ничего бы сейчас не работало. Мотивация бы ушла. Нужно все-таки находить в деле своей жизни гормон радости. Прибыль появляется только тогда, когда ты делаешь что-то с удовольствием.  

Комментарии
Прямой эфир