Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Валерий Фокин: «Волчек взяла и несет тяжелейший крест»

Худрук Александринского театра — о том, как жил «Современник» после Ефремова и почему демократия никогда не приживется на театральных подмостках
0
Валерий Фокин: «Волчек взяла и несет тяжелейший крест»
Фото: ТАСС/Сергей Ермохин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

15 апреля исполняется 60 лет театру «Современник». Собеседник «Известий» — худрук Александринского театра, народный артист России Валерий Фокин — начинал там свою творческую биографию.

— Вас в «Современнике» считают родным человеком. А вы считаете этот театр родным?

— Ну конечно. А как иначе я могу относиться к дому, в котором почти 15 лет прожил? Но я уже очень далеко ушел от тех лет. Есть память, есть благодарность, но сегодня мы разные, и это хорошо. Так и должно быть.

— Олег Ефремов начинал «Современник» со спектаклей, которые ставил со студентами Школы-студии МХАТ. И всё получалось. Может, он обладал некой магической силой?

— Естественно. Он же организатор, создатель. Он обладал талантом вождизма и объединил молодых артистов. Конечно, если бы не его энергия, не его талант, вообще бы ничего не было. Его заслуга в истории театра огромная.

— Ефремов предлагал коллективу решать, что ставить, кто играть будет. Насколько это его новаторство прижилось?

— Это не новаторство. Ничего нельзя обсуждать вне времени. Тогда была историческая необходимость в том, чтобы родился молодой театр, который был бы голосом поколения, наполнил бы подмостки воздухом свободы. На этой волне Ефремов и компания смогли прорваться. Демократизм в виде совместных сочинений, принятия решений, обсуждений — знак времени. Потом от этого всего коллектив отказался. 

Когда я пришел в «Современник», был свидетелем, как эти собрания превратились в демагогические сборища и выяснения актерских отношений. В театре не может быть демократии. Никогда. Это полная ерунда. В театре должна быть добровольно принятая диктатура главного режиссера. Это не я сказал, а Георгий Александрович Товстоногов.

Сейчас многие студийцы сидят вместе, сочиняют, любят друг друга, а потом проходит год, два, три, и кто-то должен выделиться, взять на себя ответственность. И в этот момент появляются первые, а кому-то суждено быть только вторым и третьим. Конкуренция — одна из проблем театра.

— Как вы попали в «Современник»?

— Меня пригласили Табаков и Волчек. Они были главными в театре на тот момент. Я не один был счастливчиком. Пригласили целую группу молодых артистов — Константина Райкина, Юрия Богатырева, Володю Поглазова, Бориса Сморчкова.

Конечно, это был непростой период для театра, потому что ушел Ефремов. «Современник» раскололся. Кто-то ушел вместе с Олегом Николаевичем во МХАТ. Нужно было обновление, новая кровь. И Табаков с Волчек, как мне кажется, совершили правильный шаг — сделали ставку на молодых. Они даже не взяли выпускников Школы-студии МХАТ, а позвали выпускников другой школы — Щукинского училища. Сейчас я понимаю, что это был стратегический верный шаг, а тогда не понимал. Просто был сильно рад, что меня пригласили.

— Без Ефремова «Современник» отказывались воспринимать. Вы как человек новый ощущали это давление?

— Конечно, театр ругали, попрекали, всё время пытались противопоставить что-то Ефремову. Это давление театр, несомненно, серьезно ощущал. Мне же было не до того. Надо было учиться ставить спектакли.

Галина Борисовна Волчек — человек со сложным характером. Вы искали особый подход  к ней?

— Нет, не пришлось. У нас с Галиной Борисовной с самого начала были нормальные отношения. Она для меня — один самых главных учителей в моей профессиональной жизни. Несмотря на то что в Вахтанговской школе у меня были прекрасные учителя, главные университеты я прошел в театре.

Галина Борисовна учила искусству репетировать, существовать в театре. Это очень важный предмет, который не проходят в театральной школе. Его можно только на собственной шкуре ощутить. За это я ей буду благодарен всю жизнь. Она присутствовала на репетициях, сидела рядом, помогала моим первым спектаклям, когда их надо было поправить или подтянуть. Никогда не отказывала. Наши отношения были всегда очень открытыми и остались таковыми. Нет у меня проблем с Волчек.

— В 1984 году вы поставили «Кто боится Вирджинии Вульф?» Грандиозная постановка с Волчек, Нееловой, Гафтом. И через год покинули театр. Как Волчек вас отпустила?

— Что значит отпустила? Я же не крепостной. Что ж она, должна была меня к батарее приковать? (Смеется.) Проработав 15 лет очередным режиссером, наблюдая, как она руководит театром, я учился. В тот момент, когда у меня возникла возможность пойти в другой театр, стать там главным режиссером, я пошел.

Волчек возглавляет «Современник» с 1972 года. Как вам кажется, это для нее наисложнейшее занятие?

— Это не просто тяжелый труд, это тяжелейший крест, который человек взял и несет. И дай Бог ей здоровья.

— Она не может оставить театр, потому что должна или потому что этим живет?

— Она театральный человек и, конечно, этим живет. Это гипертрофированное чувство ответственности, которое нельзя одним днем отменить. Надо быть в ответе за коллектив. Все люди со своим эгоизмом, амбициями, довольствами, недовольствами. Плюс еще десятки рутинных проблем, которые возникают ежедневно. А давление со стороны чиновников, а поиск финансирования? Это всё тоже лежит на плечах Галины Борисовны.

— Юбилей «Современник» отмечает  премьерой спектакля «Скажите, люди, куда идет этот поезд…», в котором заняты молодые актеры. Это поклон Ефремову, который начинал свой театр с молодежью?

— Наверное, они хотят продемонстрировать, что в театре есть хорошая молодежь. То, что театр должен быть современником всех современников, некоторые из которых, слава Богу, еще живы, это прекрасно. Я и сам к ним отчасти отношусь, ну чуть моложе тех, кто присутствовал при рождении театра. Это же поколение артистов привело в театр своего зрителя, который крайне предан «Современнику», потому что, можно сказать, духовно родился вместе с этим театром. 

Потом в здание на Чистых Прудах пришли дети тех поклонников, а сейчас уже и внуки. Можно сказать, что за 60 лет существования «Современника» выросло несколько поколений современников. Но самое главное, чтобы этот театр был интересен сегодняшним 20-летним. Вот в чем единственная и главная задача.

Справка «Известий»

Московский «Современник» открылся 15 апреля 1956 года спектаклем «Вечно живые» по пьесе Виктора Розова. У истоков театра стояли Олег ЕфремовГалина ВолчекИгорь КвашаЛилия ТолмачёваЕвгений ЕвстигнеевОлег ТабаковВиктор Сергачёв.  С 1972 года и по сей день художественным руководителем театра является Галина Волчек.

Комментарии
Прямой эфир