Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Союз биатлонистов России ищет спортивного психолога

На необходимости привлечения такого специалиста настаивает старший тренер мужской команды Рикко Гросс
0
Союз биатлонистов России ищет спортивного психолога
Фото: РИА НОВОСТИ/Алексей Филиппов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Известиям» удалось выяснить, что на тренерском совете Союза биатлонистов России (СБР) в Ханты-Мансийске отдельно обсуждался вопрос о необходимости привлечения к работе со сборной спортивного психолога. Инициатором этой идеи стал немецкий специалист Рикко Гросс, являющийся старшим тренером мужской команды.  

По мнению Гросса, многие российские биатлонисты не выдерживают психологической нагрузки на важных стартах сезона и поэтому допускают обидные ошибки на огневом рубеже. В частности, он привел в пример Евгения Гараничева, который, как отмечается в итоговом докладе тренера, оказался «психологически некрепок». Немец заявил, что все европейские топ-сборные имеют в своем штате психолога и наличие такого специалиста в нашей команде заметно повысит спортивные результаты. 

С Гроссом согласились многие представители тренерского совета, и было решено заняться поиском спортивного психолога. В октябре 2015 года этот вопрос уже поднимал главный тренер сборной России Александр Касперович. Наставник заявил, что хороший психолог нужен команде, однако отметил, что это очень дефицитная профессия. «Тяжело найти, во-первых, спортивного психолога, а во-вторых, такого специалиста, который будет знать биатлон», — сказал Касперович.

Любопытно, что спортивного психолога ищет сейчас и баскетбольный ЦСКА. Армейцы регулярно доходят до «Финала четырех» Евролиги (12 раз за последние 13 лет), но всякий раз оступаются в решающих матчах сезона. Президент клуба Андрей Ватутин уже полгода занимается поиском такого специалиста и до сих пор не нашел подходящую кандидатуру. 

— Покажите мне эксперта в этой области, не шарлатана, а человека с хорошим опытом, со знанием английского языка, специфики баскетбола, готового постоянно работать в России, летать с нами по стране и Европе, и я возьму его на работу, — заявил «Известиям» Ватутин. — Для галочки мы не будем брать психолога. К сожалению, настоящего профессионала в этой области очень трудно найти.

То, что в России большой дефицит спортивных психологов, «Известиям» подтвердил доктор психологических наук, куратор специализации психологии спорта в Московском государственном университете (МГУ) Александр Веракса.

— Если говорить объективно, то, конечно, в нашей стране мало спортивных психологов, — отметил «Известиям» Веракса. — После развала СССР о такой специализации забыли. Она начала возрождаться только в 2000-х годах. Спортивные организации стали приглашать психологов на работу, а университеты — готовить соответствующих специалистов. Например, в МГУ в 2008 году был проведен первый набор на специализацию психология спорта. В CПбГУ также открылась соответствующая кафедра. Однако этого мало, проблему дефицита квалифицированных специалистов невозможно решить так быстро. Могу сказать, что все мои выпускники очень востребованы. Они работают в сборных, в профессиональных клубах, в детско-юношеских спортивных школах. Наконец-то у нас появилось понимание, что спортивный психолог не только разговаривает со спортсменами, но и использует определенный методический инструментарий, который позволяет решать целый спектр проблем. 

Добавим, что наши биатлонисты перед Олимпиадой в Сочи уже работали с психологом. Тогда это принесло свои плоды. Евгений Гараничев занял третье место в индивидуальной гонке на 20 км, а эстафетная мужская команда завоевала золото Игр-2014.

Комментарии
Прямой эфир