Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Однажды мы очень спешили на гонки WRC — из хельсинкского аэропорта надо было проехать километров полтораста до места проведения. Дорога местами обычная двухполосная, и, даже не нарушая скоростной режим, рано или поздно уткнешься в чью-то корму. По московским меркам мы ехали прилично — как обычно, прижавшись к чужому багажнику. На окраине Ювяскюля нас принял мотоциклист-полицейский и рассказал нам, что мы опасно ехали и поэтому он нас задерживает. Не держали дистанцию. И вообще-то за это полагается штраф как за опасную езду. Естественно, ему об этом сообщил по телефону добрый дедушка, который «тошнил» перед нашей машиной на своем «мерине». Вот так это делается в странах, где безопасность вождения — приоритет.

В Москве относительно безопасности есть, конечно, подвижки — например, почти что перестали давить пешеходов на переходах и даже в некоторых местах их пропускают вежливо. Особенно, кстати, в провинции видны перемены. Большие города — рассадник психопатии, которая выливается на дороги.

Московский мужчина независимо от цены его автомобиля выливает всю свою фрустрацию в бессмысленные перестроения и обгоны от светофора до светофора. Что довольно смешно наблюдать со стороны, так как максимум, чего обычно добиваются такие водители, — оказываются на следующем перекрестке на полкорпуса впереди. Но суеты и нервозности они привносят на трассу немало. Не отстают от них и девушки, которые имеют обыкновение перенимать хамскую манеру вождения у «мира мачо».

Есть совсем клинические случаи — и дело даже не в скорости, а именно в манере прижиматься к другим машинам, словно ты машина охраны, не пропускать никого из имеющих преимущество к перестроению и маневрировать! И чем больше лошадей под капотом и меньше мозгов, тем персонаж становится все опасней и опасней. Когда это кончается разбитым Ferrari Enzo, к вящему удовольствию и злорадству публики, это одно. А когда такой водила с собой в ад заберет ни в чем не повинных людей — становится совсем отвратительно. Проблема никуда не уходит, обстановка на дорогах не улучшается, горе-водители разводят руками и делают вид, что в правилах ничего подобного не говорится.

Но тут недавно вице-премьер Шувалов поручил определить состав правонарушения «опасное вождение». Понятное дело, что вице-премьер сам за рулем не ездит — иначе бы знал, что в ПДД в пункте 1.5  и так прописано, что участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения. Но, видимо, так всех достали психопаты и наглецы на дорогах, что все решили уже, что кашу маслом не испортить и что пора усиливать и углублять ответственность за опасную езду. К тому же, когда что-то прописано слишком расплывчато, тут же возникает вариант коррупции: водитель так трактует, полицейский эдак, и в метафизическом споре, скорее всего, побеждают вполне физические купюры.

Но со смертностью на российских дорогах надо что-то делать. И еще в августе прошлого года было решено подойти к проблеме масштабно. Так что разборки с опасными водителями — это только часть этих мероприятий.

Чтобы вооружить дорожную полицию набором аргументов, предложено считать опасным вождением: отказ уступить дорогу при перестроении другому ТС, пользующемуся преимущественным правом движения; перестроение при интенсивном движении, когда все полосы движения заняты; несоблюдение безопасной дистанции до движущегося впереди ТС; несоблюдение бокового интервала; необоснованное резкое торможение; препятствование обгону. Описание термина «опасное вождение» может быть добавлено в пункт 1.2 ПДД наряду с другими основными понятиями и определениями.

Все это должно быть обсуждено и принято в I квартале 2016 года. МВД уже приготовило предложения ударными темпами. Общественность обсуждает и задает вопросы — а каким образом полицейские будут контролировать и фиксировать нарушения такого рода?

Что ж, в большинстве случаев без помощи самих участников движения — никак. И, стало быть, гражданам придется докладывать самим о таких беспечных ездоках. В ряде регионов страны уже действует система, в рамках которой граждане могут отсылать записи с видеорегистраторов прямиком в ГИБДД. Если качество записи достаточное, то оно вполне может фигурировать в суде.

Мне интересно будет в очередной раз услышать, что в обществе «развивают стукачество», «растят павликов морозовых» и вообще — «на дворе уже опять 37-й год». Ну что ж, тогда 37-й год наступил и в Германии, и в Финляндии, и в Швеции, где граждане непримиримо реагируют на наглецов на дорогах. На самом деле они просто отстаивают свои права на безопасное вождение, на то, чтобы сохранить собственные здоровье и жизнь. И для этого на самом деле любые средства хороши. При этом Россия в плане пользования видеорегистраторами — самая вольная страна Европы, так как почти повсюду они запрещены как нарушающие приватность других участников дорожного движения. При этом замечу, что в Дании, например, борются против уличных камер наблюдения как нарушающих приватность граждан — к слову. Но в Дании точно нет такой смертности на дорогах — там за год увидишь на дороге меньше аварий, чем в Москве пасмурным- смурным утром по дороге на работу. У них свой уровень проблем.

Но у нас практика такова, что видеорегистраторы стали чуть ли не единственным орудием для отстаивания своих прав в суде, в страховой компании, а также против полицейского произвола и коррумпированности. Нечто вроде кольта в сумочке американской гражданки — никто не знает, есть он там или нет, но на всякий случай bad guy задумается, стоит ли нарываться.

Так что дефиниции уточняются, кольцо сужается. Всем миром навалимся на хамов. Свободная касса!

И на этом фоне, конечно, совершенно анекдотично выглядят заявления «Автодора», которые давеча изложил ТАСС, — о том, что если в России будут хорошие дороги, то это приведет к росту смертности на трассах, а посему — делаем вывод, что они, хорошие дороги, нам просто не нужны. На фоне этого самооправдательного бреда предложения МВД по улучшению обстановки — образец выдержанности и благоразумия.

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир