Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вы заметили, что под вполне пристойным словом «коллекторы» в России образовалась никем не управляемая банда, терроризирующая и калечащая граждан за эти поганые копейки?

Ведь почти каждый день до нас долетают новости одна другой краше.

В Ульяновске коллектор бросил в окно должнику «коктейль Молотова». В результате у ребенка, спавшего в доме, обожжены лицо, руки и плечи. Угадайте, за что чуть не убили ребенка? За кредит в 4 тыс. рублей, который контора по «микрокредитованию» быстро превратила в 40 тыс. А кто у нас коллектор? Ну, конечно, бывший полицейский, которого уволили из органов за воровство.

Слово «коллектор» — а точнее, собиратель долгов — превратилось у нас в синоним самого гнусного рэкетира. Хотя нет. В проклятые 1990-е такого себе не позволяли даже самые отмороженные бандиты.

Более того, их «бизнес» отошел именно коллекторским конторам, многие из которых состоят из бывших силовиков. То есть из людей, которые когда то должны были защищать закон. Теперь мы знаем, как они его защищали, спасибо, не надо. Какие-то конторы передают свои долги коллекторам. Ок. Коллекторы начинают звонить должникам. Потом начинают им угрожать. Потом начинают угрожать насилием, поджогами, изнасилованиями — всем тем, на что не пошел бы ни один уважающий себя гангстер. Потому что должниками оказываются люди простые, из тех, кто не умеет и не приучен читать мелким шрифтом в договоре, что их долг в 10 тыс. рублей (€120) через неделю вдруг начнет расти каждый час по экспоненте.

Это не те, кто «кидает» банки на кредиты на квартиру в центре Москвы. Это не те, кто придумал фальшивые авизо. Нет. Это люди, которые попали в обычную для наших широт беду — нет денег. Нет денег на лекарства, нет денег на самое необходимое. И они идут брать взаймы. Если бы правительство вместе с проблемой коллекторов обратило внимание на странный институт «микрокредитования», было бы еще лучше — потому что это всё выглядит как грабеж и бандитизм.

«В Свердловской области женщина воспользовалась кредитом в микрофинансовой (опять! — И.М.) организации. После пропуска платежа ей и ее маленькому ребенку стали угрожать причинением вреда здоровью. Коллекторы стали звонить с угрозами в регистратуру медучреждения, где работает заемщица, тем самым парализовав его работу».

«В Екатеринбурге коллекторы, пытаясь выбить из должников деньги, заблокировали в квартире их малолетнего ребенка. Прокуратура начала по данному факту проверку.

Когда коллекторы пришли к заемщикам, в доме находился только ребенок. Тогда выбивальщики долгов перерезали телефонный провод в квартире и, угрожая расправой, залили клеем замки».

Погодите, вот это все происходит в наши дни? Это точно не солнцевские вернулись? Или тамбовские? Вы серьезно? Под покровом неких «агентств» происходит натуральный рэкет, и все на это закрывают глаза — полиция, налоговая, общественность. Пострадавшие остаются наедине сами с собой и в лучшем случае с журналистами. И в полном правовом вакууме. Некуда бежать, некому жаловаться.

«Они мне сказали: ты че такая борзая? У тебя есть муж, который работает на мебельной фабрике сборщиком мебели, раз он только до этого мозгами дорос, то пусть и заплатит», — продолжает потерпевшая Ольга. — Потом мне начали приходить письма на электронную почту с угрозами расправы, что они моих детей выкинут на улицу, что мне запретят пользоваться водительским удостоверением». Заодно угрожали расправой детям и пожилым родителям.

Человек из Новосибирска, представившийся коллектором, угрожал взорвать детсад в Петрозаводске.

Сколько можно? Количество жалоб и заявлений на беспредел со стороны коллекторов таково, что оно уже достигло ушей наших законодателей самого высокого уровня.

Дело в том, что, как ожидается, в эту пятницу, 25 марта Госдума будет рассматривать законопроект о «так называемых коллекторах» (как сказал спикер Госдумы Сергей Нарышкин). Можно представить, каков резонанс в обществе от вопиющей практики выбивателей долгов, если инициаторами законопроекта стали такие политические тяжеловесы, как сам Нарышкин со спикером Совета Федерации Валентиной Матвиенко. Ведь именно Валентина Ивановна выступила за остановку деятельности всех коллекторских агентств после трагедии в Ульяновске. До принятия закона об их деятельности.

Что прописано в законопроекте?

Общение коллектора с должником ограничивается личными встречами не чаще одного раза в неделю, звонками — не чаще двух раз в неделю. Запрещается общение с 20.00 до 9.00 в выходные дни, с 22.00 до 8.00 в будние дни. Не допускается применение физической силы, а также угроз ее применения, причинение вреда здоровью, повреждение имущества, психологическое давление, введение в заблуждение.

Кроме того, законопроект запрещает взаимодействие с несовершеннолетними и недееспособными гражданами. Сотрудник коллекторского агентства должен будет представиться и не использовать устройства, скрывающие номер звонящего и адрес электронной почты. При этом коллектор обязан в течение трех лет хранить бумажные документы и аудиозаписи, подтверждающие взаимодействие с должником.

Ну и из приятного — штраф за нарушение закона до 2 млн рублей.

Интересно, как будет чувствовать себя коллектор, когда за ним придут другие коллекторы?

Все мнения >>

Комментарии
Прямой эфир