Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сечин увидел перспективы роста мировых цен на нефть

По мнению топ-менеджера, повторения «сланцевой революции» в США ждать не стоит, что дает надежды на существенный рост спроса в ближайшие 2 года
0
Сечин увидел перспективы роста мировых цен на нефть
Фото: REUTERS/Toru Hanai
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
Мировая нефтяная отрасль переживает один из самых сильных кризисов за всю современную историю, заявил на лондонском форуме International Petroleum Week президент НК «Роснефть» Игорь Сечин. Но есть и хорошие новости — выход из кризиса не за горами: спрос на нефть будет расти, а повторения сланцевого бума в США уже не произойдет, уверен он.
— С учетом кратно возросших удельных операционных и капитальных затрат нынешние цены, пожалуй, минимальны с 1973 года, — отметил Игорь Сечин. — С особой остротой подтвердился наш тезис о разрыве между финансовыми инструментами нефтяного рынка, которые, собственно, и определяют цены, и характеристиками реального развития отрасли.
Более того, продолжил Игорь Сечин, весь прошедший год прошел под знаком «ценовой войны»: игроки финансового рынка стали упорно играть «на понижение», а многие аналитические центры «услужливо» указывали рынку на всё более низкие ценовые ориентиры, считает глава «Роснефти». В результате падения инвестиций в нефтяную отрасль эти «игроки» смогли выиграть порядка $250–300 млрд, оценил Игорь Сечин.
Тем не менее уже в ближайшее время стоит ожидать обратной тенденции — на повышение мировых цен, считает топ-менеджер, за счет роста спроса в Китае, Индии и ряде азиатских и африканских стран. Но если в прошлый раз этот рост был покрыт взрывным ростом сланцевой добычи в США в 2013–2014 годах, то теперь этого опасаться не стоит — такого же взрывного роста добычи, как пару лет назад, ждать не приходится, считает Игорь Сечин.
— Представления о том, что сланцевая добыча в США станет «автоматическим и единственным» регулятором ценовой ситуации, были сильно преувеличены. В 2015 году в большей мере поведение ряда стран ОПЕК стало таким «регулятором», к сожалению, с отрицательным знаком, — отметил он. — Американское Управление энергетической информации минэнерго предполагает, что в будущем во всех реалистичных сценариях добыча сланцевой нефти в США в перспективе будет сокращаться, несмотря на ожидаемый рост цен. Ни при каких разумных гипотезах добыча в США не может повторить скачка 2012–2014 годов.
Не меньшую роль в повышении цен на нефть сыграет также нынешний спад инвестиций в нефтедобычу. По оценкам Игоря Сечина, уже сейчас ежегодный темп падения среднесуточной добычи на разрабатываемых в мире месторождениях оценивается в 3 млн барр./сут, в частности, испытывает спад в добыче один из крупнейших производителей — Саудовская Аравия. До 2025 года она, по оценкам главы «Роснефти», на снижении добычи и низких ценах может потерять до $2–2,5 трлн. По мнению главы компании, наблюдаемое снижение капиталовложений может привести к росту темпов истощения существующих месторождений.
Не такую большую опасность, как это рисуют финансовые спекулянты и аффилированные с ними аналитические центры, для рынка представляет снятие санкций с Ирана. В базовом сценарии его правительства за счет уже действующих либо законсервированных мощностей добыча нефти в Иране может быть увеличена к 2020 году на 43%, до 4,5 млн барр./сут, в оптимистичном — превысить 5 млн барр./сут, а к 2025-му — и 6 млн барр./сут. Однако, по оценке министерства нефти Ирана, для нефтегазовой отрасли страны требуется привлечение порядка $30 млрд инвестиций к 2018 году, а на большем временном горизонте — от $180 до 220 млрд, замечает Игорь Сечин.
— Сделать это будет непросто, так как может сказаться осторожность инвесторов, связываемая ими с политическими рисками, — заметил он.
Эти и другие факторы, считает руководитель «Роснефти», позволяют утверждать, что рост предложения нефти в период до 2020 года несколько затормозится, и в условиях сохранения достаточно низких мировых цен на нефть среднегодовой прирост добычи в этот период, скорее всего, не превысит 1 млн барр./сут, а увеличение спроса будет на 1,3–1,5% в год.
В настоящий момент превышение предложения над спросом составляет 1,5–1,7 млн барр./сут, уточнил он.
— Таким образом, уже к концу 2016 года дисбаланс спроса и предложения нефти может существенно снизиться, а к концу 2017-го возможно даже возникновение ситуации дефицита предложения нефти на рынке (до 0,7 млн барр./сут), которое, правда, может компенсироваться сокращением коммерческих запасов нефти, накопленных в последние годы, — считает Игорь Сечин.
Мировое сообщество оказалось на перепутье — приходить к неизбежному равновесию через истощение ресурсов производителей, риски дефицита или через «осмысленную политику выхода на обоснованные ценовые уровни», отметил он. По мнению Игоря Сечина, российские нефтяники находятся в хорошем положении, так как стоимость добычи в России — одна из самых низких в мире, к примеру, себестоимость добычи нефти у «Роснефти» составляет $2,7–2,8 за баррель.
Если тенденция к росту спроса и выправлению дисбаланса спроса и предложения продолжится, добыча у российских нефтяников в целом и в компании «Роснефть» в частности может вырасти, считает топ-менеджер. Кроме того, добавил он, в ближайшие несколько лет стоит ожидать роста не только мировых цен, но и компетенции российских нефтяников в части нефтесервиса.
— Рынок неизбежно стабилизируется и имеет хорошие перспективы дальнейшего роста, но от его участников зависит, как быстро и насколько эффективно это произойдет, — заключил он.
Комментарии
Прямой эфир