Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сперва решил: фейк. Злая шутка. Или происки иностранной пропаганды, которой понадобилось доказать, что в России интеллектуальный уровень чиновников не выше, чем на Украине, только одни воюют с памятниками, другие — с деревьями. Но появились официальные подтверждения.

В столице заявлена программа ликвидации кленов, тополей, ив и — отдельный новогодний привет — елок.

Вот такое креативное воплощение президентских рекомендаций на период кризиса: принимать взвешенные решения, готовить экономику к негативным сценариям. Кто скажет, что не подготовились? Или сценарий не негативный? А если русскую березку забыли включить в проскрипционный список, не беда: еще взвесят и включат.

Общее количество приговоренных «зеленых друзей» — более полутора миллионов. Большая работа, трудоемкая (иву еще попробуй изведи!) и не дешевая. Подлежат искоренению именно те виды, которые научились выживать в городской среде и отличаются максимальной экологической эффективностью — способностью к поглощению углекислого газа и мелкодисперсной канцерогенной пыли. Но с точки зрения департамента, извините за выражение, природопользования, это малоценные породы. Вместо них обещают посадить более ценные и полезные, причем судить об этом будут такие знатоки биологии, которые не отличают газон от разнотравья, и убеждены, что с помощью растений в городе распространяются комары.

Изящная формулировка: «планируется заменить» старые деревья на новые. Но обещать легко хоть палеозойский древовидный папоротник в каждом дворе. Беда в том, что новые посадки хронически не приживаются, о чем свидетельствует как статистика, так и личный опыт прогулок в тени очередного свежезасохшего прутика. Причины давно и подробно разобрали настоящие специалисты: сажают кое-как и непонятно кто; потом принципиально не поливают, зато не забывают сбривать вокруг траву, сгребать листовой опад и удобрять антигололедным реагентом, приводя почву в несовместимое с растительной жизнью состояние. Но даже если саженец обещанных департаментом дуба или лиственницы случайно уцелеет, несмотря на весь вышеперечисленный заботливый уход, — сколько лет пройдет, прежде чем он заменит старый тополь в качестве природного фильтра и кондиционера? Дышать всё это время — чем?

Сейчас набегут «активные граждане» из тех, что готовы во всем соглашаться с начальством, и закудахчут про тополиный пух, который, правда, беспокоит несколько дней в году, а при нормальном — грамотном — уходе и это беспокойство может быть сведено к минимуму. Но ели тут причем? Или в департаменте природопользования уже открыли феномен елового пуха?

У нас с мэром родного города нет ни межпартийных распрей, ни общего бизнеса, так что могу беспристрастно оценивать каждое конкретное действие. Ограничение частного автотранспорта поддерживал и поддерживаю. Но то, что происходит в Москве под вывеской «озеленения», называется другими словами, которых центральная газета не напечатает. Занимаясь этими сюжетами много лет, ни разу не получил от приставленных к зелени чиновников — как лужковских, так и собянинских — ни одного ответа по существу на конкретные вопросы. К счастью, до сих пор каждое взрослое дерево в городе худо-бедно ограждал закон. Лесоруба можно было просто сдавать в полицию наравне с хулиганом, который бьет окна или пачкает стены матерными надписями. Новоявленная «Программа по обновлению зеленых насаждений» отменяет презумпцию неприкосновенности для городских деревьев.

В результате завтра их может просто не остаться — никаких.

На сайте «Русская идея» Борис Межуев справедливо отметил, что консерваторам пора браться за экологию: «Экологическая повестка — это самое понятное, что люди защищают на уровне своего микрокосмоса». Действительно: не ломать того, что есть, не уродовать реальной жизни ради миражей и муляжей, не говоря уже про корыстные интересы, — это и есть нормальный консерватизм.

Он же здравый смысл.

Конечно, отрадно, что начальник департамента природопользования А.О. Кульбачевский вдруг сильно полюбил дубы, лиственницы, сосны и липы. Не ровен час, полюбит и наши полевые цветы — васильки и ромашки — больше американского лысого «газона». Случаются такие чудесные метаморфозы: из Савла в Павла. Но кто мешает ему сажать новые деревья, не трогая того, что уже растет? Или мало в городе проплешин? Посадите там всё, что хотите, а через 5 лет отчитайтесь, хорошо ли растет.

Почему не устраивает простой вариант?

Понятно, почему.

По той же самой причине — а не из-за пуха или «повышенной ломкости при сильном ветре» — чиновникам стали костью в горле такие деревья и цветы, которые растут сами, без многомиллионных удобрений из кармана налогоплательщика.

Неужели в угоду этому страна при дефиците бюджета в 2 трлн (и повсеместной экономии на самом необходимом) будет оплачивать в Москве кампанию по борьбе с кленами и ивами?

Комментарии
Прямой эфир