Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Русское поле для экспериментов

0
Русское поле для экспериментов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«А из нашего окна стройка инновационная видна!» — так смогут перефразировать известные строки новоселы «Сколково», которые заедут в свои квартиры уже в начале 2016 года. Антон Яковенко, гендиректор Объединенной дирекции по управлению активами и сервисами инновационного центра «Сколково» (ОДАС), рассказал «Известиям» о том, где будут не только жить, но и работать, отдыхать и встречать гостей со всего мира первые жители российского иннограда.

Инновационный центр «Сколково» часто сравнивают с Кремниевой долиной в США — кластером высоких технологий, основанным более полувека назад на землях Стэнфордского университета. А в чем, на ваш взгляд, заключаются основные отличия российского инновационного центра «Сколково» от Кремниевой долины?

Мне часто задают этот вопрос по-другому: «Почему вы не любите сравнений «Сколково» с Кремниевой долиной?». У меня нет конкретного ответа, я не знаю, любим мы или нет. Я знаю только то, что у нас, в отличие от США, нет ни нескольких десятилетий «на раскачку», ни мягкого и комфортного калифорнийского климата, ни нескольких десятков тысяч гектаров территории. С момента начала работы над проектом «Сколково» прошло пять лет — ровно половина срока, отведенного на строительство в целом (2020 год как срок окончания реализации проекта указан в госпрограмме «Экономическое развитие и инновационная экономика»). У нас есть конкретные обязательства, которые мы выполним.

«Ядро» американского инновационного центра создавалось 20 лет (с 1951 по 1971 год, когда американский журналист Дон Хофлер впервые упомянул словосочетание «Силиконовая долина»). Не затянется ли и процесс строительства «Сколково»?

В Силиконовой долине изначально сложились градообразующие элементы, они же почти готовы и в «Сколково». Я говорю об университете, технопарке и комфортных жилых кварталах. Земли Стэнфордского университета, расположенные в Кремниевой долине в США, компании могут только арендовать, так же будет и у нас.

При этом в Америке инновационный бизнес развивался естественным путем в течение долгих десятилетий. Нам предстоит запустить технологический реактор искусственным образом, попытавшись воспроизвести в нем все основные элементы. Дальше этот реактор заработает самостоятельно и станет саморазвивающейся системой. Правительство России очень заинтересовано в том, чтобы этот момент наступил как можно быстрее, поэтому шансов затянуть строительство дольше, чем до 2020 года, у нас очень мало.

На какой стадии находится строительство иннограда в настоящий момент?

Мы закончили самый тяжелый этап городского планирования — этап создания полностью обеспеченной всей транспортной и инженерной инфраструктурой площадки. На месте современного «Сколково» в 2010 году было зеленое поле, и паслись коровы, я не шучу. Теперь же мы полностью обеспечены не только сформированными участками для строительства, но и всеми необходимыми инженерными коммуникациями, мы подключились к транспортной системе Москвы и Московской области. В будущем планируется, что рядом со «Сколково» будет построена железнодорожная платформа «Инновационный центр». От Белорусского вокзала до нее можно будет доезжать за 25 минут на скоростной электричке уже с конца 2016 года. В целом строительству и развитию объектов инновационного центра в настоящее время не может помешать ничего, кроме отсутствия денег. Но с этим ресурсом у нас пока все в порядке, мы выполняем программу привлечения инвестиций в проект.

А как же упреки в нерациональном расходовании бюджетных средств и в намеренном завышении стоимости объектов на территории «Сколково»?

Вы знаете, я, как проектный менеджер, порой удивляюсь самому себе и своим коллегам. Мы всегда заранее оцениваем стоимость и время реализации проектов, и каждый раз, как показывает практика, эти цифры можно смело умножать на два. Это как ремонт дома, я тоже много раз через это проходил и знаю, что в первоначальную смету редко удается уложиться, если есть нерешенные вопросы.

Конкретно в «Сколково» нам потребовалось больше средств в силу объективных технологических причин. Во-первых, изначально мы считали, что для создания физической части экосистемы «Сколково» понадобятся площади в полтора миллиона квадратных метров, а по факту мы должны построить едва ли не в два раза больше. Во-вторых, в 2010 году мы плохо себе представляли уровень технологической сложности будущих объектов на территории инновационного центра. Так, мы посмотрели один коммерчески успешный индийский технопарк (в городе Бангалоре) и несколько китайских. При этом мы не учли, что технопарки, на которые мы ориентировались, — это IT-технопарки. Самая сложная технологическая часть таких объектов — это чистые комнаты, где можно работать с микроэлектроникой. Нам же нужно было создать технологические помещения для работы стартапов из всех пяти кластеров «Сколково», которые, как известно, развивают не только информационные технологии, но и биомедицину, энергетику, внедряют инновации в промышленность и космическую отрасль... Например, перед нами стояла задача построить виварий — помещение, в котором тестируют лекарства на животных: на крысах, кроликах, приматах, свиньях и так далее. Последний отечественный стандарт, касающийся вивариев, датируется 1973 годом, поэтому нам пришлось изучать продвинутые американские виварии. Их стоимость в США варьируется от $10 до 40 тысяч за квадратный метр. Разумеется, создание таких помещений повлияло и на сроки строительства, и на его стоимость.

Изначально мы рассчитывали, что общий бюджет проекта в инфраструктурной части составит 125 миллиардов рублей, из которых половину давало государство, а вторую половину финансировали инвесторы. То есть на рубль бюджетных средств — рубль привлеченных. Сейчас после разработки всего комплекта градостроительной документации и первых объектов, а также с учетом девальвации рубля стоимость строительства всего «Сколково» оценивается нами в 250 миллиардов рублей. При этом обязательства государства не изменились, а это значит: на рубль, вложенный государством, нам нужно найти уже три инвесторских рубля. Пока нам это удается — из нашей общей программы строительства у нас подписаны обязательства на 150 миллиардов, и это в основном деньги инвесторов. Остальные 100 миллиардов, которые должны быть вложены, — это также средства инвесторов. Так что повышения стоимости строительства инновационного центра с точки зрения расходования бюджетных средств мы не предполагаем.

Какие объекты появятся на территории «Сколково» в 2016 году?

Начнем с того, что некоторые ключевые здания уже введены или будут введены в эксплуатацию до конца этого года. Здесь уже видны многие объекты, а год назад на таком же снимке сложно было разобрать что-то конкретное (в рабочем кабинете Антона Яковенко на стене висит панорамный снимок территории «Сколково», сделанный беспилотником в сентябре этого года. — «Известия»). Осенью 2014 года Фонд «Сколково» переехал из офиса на Краснопресненской набережной в Москве в офисный центр «Технопарк» на территории «Сколково». Неподалеку от «Технопарка» в ближайшее время откроются первые большие НИОКР-центры: авиационный учебный центр компании Boeing и научно-исследовательский центр бизнес-группы компаний «Ренова». Оба этих проекта уникальны. В частности, коллеги из Boeing уже сказали нам, что красивее нашего только учебный центр компании, расположенный в Абу-Даби, столице Объединенных Арабских Эмиратов. Зато наш центр технологичней. Здание компании «Ренова», общая площадь которого 26 тысяч квадратных метров, — это один из самых сложных с технологической точки зрения объектов в «Сколково». В его помещениях с потолками высотой до девяти метров можно будет разместить тяжелое лабораторное оборудование промышленного формата.

В 2016 году откроется новое здание технопарка «Сколково» (96 тысяч квадратных метров) и будет построена первая очередь Университета «Сколтех» (135 тысяч квадратных метров). Технопарк уже почти готов, заканчивается его отделка и параллельно устанавливается оборудование. Стартапы уже подписали договоры аренды и ждут «переселения» в новое здание. Первая очередь «Сколтеха» откроется позже технопарка, в июне закончились работы по созданию подземной части этого объекта, теперь он с каждым месяцем активно «растет» вверх.

Кроме того, мы планируем ввести в эксплуатацию первые 50 тысяч квадратных метров жилья, семейный кампус (там будут располагаться детский сад и начальная школа) и профессорский квартал (15 тысяч квадратных метров). Все эти объекты создаются за счет бюджетных средств. Из инвесторских объектов достраивается бизнес-центр «Галерея», зона ключевых партнеров фонда, отделочные работы ведутся в деловом центре «Матрешка». Он будет введен в эксплуатацию следующим летом. Мы сможем задействовать это здание, например, для организации ежегодной летней конференции Startup Village.

Напротив «Матрешки» расположено здание Гиперкуба, из которого мы уже фактически выросли. В Гиперкубе есть зал-трансформер на четвертом этаже, но он уже не вмещает всех посетителей сколковских мероприятий. В частности, это наглядно показала Патентная неделя, когда из полутора тысяч поданных заявок было отобрано только 700. Почему? Остальные специалисты просто не поместились бы в Гиперкубе.

Некоторые объекты (например, здания «Скала» и «Купол») на территории «Сколково» было решено не строить. Почему?

Эти проекты были невыгодны как с финансовой, так и с практической точки зрения. В самом начале работы мы хотели, чтобы объекты в «Сколково» были привлекательными внешне и легко узнаваемыми, как Эйфелева башня в Париже или Кремль в Москве. Мы хотели поставить «Сколково» на мировую карту архитектурных достопримечательностей. Для решения этой задачи мы привлекли лучших российских и международных архитекторов-урбанистов. Они предлагали совершенно невероятные объекты, например «Купол» (проект японского архитектора Кадзуо Сейджимы). Это должно было быть пространство — воплощение контролируемой среды, очень комфортной, где зимой было бы тепло, а летом — прохладно. Другой проект, «Скала», был предложен голландским архитектором Ренье де Граафом. Внешне это здание должно было быть похожим на игральную кость, поставленную на ребро. «Скала» могла бы стать в пять раз больше Гиперкуба.

Тогда, в 2010 году, этот проект казался нам реализуемым. Потом в какой-то момент мы «очнулись» и задали себе вопрос — а насколько эти современные объекты помогают решить задачу создания в «Сколково» комфортной среды, города-сада? Тогда мы поняли, что новые здания только удаляют нас от нужного результата.

Как экономический кризис повлиял на темпы создания инвесторских объектов в «Сколково»?

Я не могу сказать, что мы не замечаем текущие макроэкономические сложности. Конечно, они для нас очень ощутимы: стало намного сложнее привлекать инвесторов для создания новых объектов. Нас спасает то, что за предыдущие пять лет была проведена большая работа. В настоящее время в одновременном проектировании и строительстве находится почти половина всего объема строительства в «Сколково». Риски из-за кризиса не успеть завершить программу строительства к 2020 году всегда есть, но я оцениваю их как управляемые, минимальные.

Летом был подписан предварительный договор о размещении российского офиса Cisco на территории «Сколково». Повлияло ли это каким-либо образом на заинтересованность других зарубежных компаний в размещении своих представительств на территории российского иннограда?

Да, повлияло, за что мы очень признательны Cisco. Эта компания прекрасно понимала свою роль как западного «первопроходца» в «Сколково». Многие компании медлили, потому что ждали, когда какой-нибудь технологический гигант оценит все риски, связанные с инфраструктурным проектом такого масштаба. Специалисты и профессиональные консультанты Cisco первыми провели все необходимые исследования и подписали договор аренды. Следом за ними практически сразу пришла компания Boeing. В скором времени мы планируем анонсировать заключение еще нескольких очень крупных договоров аренды.

Компании предпочитают строить или арендовать помещения на территории «Сколково» под свои представительства?

Ситуация такова, что строить новые объекты за свой счет компаниям невыгодно. Например, штаб-квартира Cisco в Калифорнии также расположена в арендованном помещении. Так с чего бы им строить офис в «Сколково»? Поэтому компания дождалась, когда мы нашли ей квалифицированного инвестора (компания-застройщик из группы компаний БИН. — «Известия»). Та же самая ситуация была и с компаниями Boeing, Schneider Electric, Panasonic. В «Сколково» строят новые объекты под свои представительства только некоторые российские компании — например, «Трансмашхолдинг», «Ренова», «Татнефть», ТМК, «Даурия Аэроспейс».

Один из лидеров американской венчурной индустрии Питч Джонсон как-то сказал: «Трудно думать об инновациях там, где зимой надо брать лопату и разгребать снег». В Россию приходит очередная зима... Вам есть что ответить Джонсону?

Он абсолютно прав! Помню, я какое-то время жил в Канаде, и к одной из моих коллег приехала племянница из Вьетнама, которая никак не могла дождаться того момента, когда выпадет снег. В итоге она получила столько снега, сколько никогда не ожидала, и, я не думаю, что в конце зимы она ему была рада так же, как и в начале.

Сверхзадача проекта «Сколково» — создать комфортную для жизни и работы среду вне зависимости от времени года. Для этого мы реализуем на территории инновационного центра большое количество дорогих городских решений, большую часть которых финансируют частные инвесторы: крытая улица-галерея длиной 1400 метров, современный транспортный хаб. В остальном же будем стараться, чтобы суровый климат стал нашим преимуществом: половину территории «Сколково» будет занимать рекреационная зона: лес, большие поляны, водоемы. Так что приезжайте к нам зимой на лыжах, санках и коньках кататься!

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...