Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В понедельник у жителей Крыма выходной. Прямо скажем, не очень желанный. «Красным» он стал потому, что в выходные энергоснабжение полуострова с территории Украины было перекрыто.

Тамошние активисты блокады Крыма взорвали опоры ЛЭП на территории Херсонской области, и все попытки украинской милиции (насколько они были усердными ― другой вопрос) оттеснить их от места подрыва оказались тщетными.

МВД Украины уже завело несколько уголовных по ряду статей тамошнего УК, включая «нападение на сотрудников правоохранительных органов» и… «диверсия».

Что ж, последнее определение довольно точное. Но не полное. Многие российские политики и эксперты, включая руководителей Крыма и Севастополя, расценили действия украинских и татарских радикалов как теракт.

И это тоже формально точно. Подрыв коммуникаций и разрушение жизненно важных объектов инфраструктуры является терактом, будь то УК США, Франции или России.

Проблема в том, что само разрушение инфраструктуры и подрыв коммуникаций произошел не на нашей территории.

В конце февраля Крым вернулся в Россию. Кто-то скажет: аннексирован. Кто-то скажет: оккупирован. Кто-то скажет: освобожден. А важно ли, кто что говорит?

С точки зрения 70% крымчан, 80% «материковых» русских… да и вообще: исторически, стратегически и пассионарно важный для нас полуостров является с марта (если быть точным ― с 23 февраля) 2014 года территорией России.

И вот вопрос! Как так получилось, что теперь эта территория обесточена?

Теракт на территории соседнего государства ― отмазка плохая, она нас нисколько не извиняет.

С зимы 2013/14 года мы знали, что данная территория находится по соседству с крайне нестабильным «демократическим» государством. Со страной, которая на наших глазах разваливается на части и становится тем, что наши американские партнеры называют failed state, то есть несостоявшимся государством. По определению Госдепартамента США, это такая страна, где «возможны территориальные споры, действия неправительственных вооруженных формирований и непредвиденные региональные события».

Разве было непонятно изначально, что Крым будут пытаться блокировать ― если не официальное правительство (с ним еще можно как-то договориться), то радикалы всех мастей и оттенков?

Что же было сделано за эти полтора года?

В общем и целом — ничего.

Ясное дело, что новый мост в Крым не построишь за пару месяцев. Да и газопровод туда не проведешь быстро. Смотрите, что нам говорят про нашу территорию: мост будет готов (быть может) в 2019 году, зато к этой дате будет готово вино. Газопровод (быть может) будет готов к 2017-му. А по словам министра энергетики Российской Федерации, газогенераторные мощности в Крыму не получилось ввести в строй потому, что: а) рассчитывали на инвестиции от иностранного и крупного бизнеса, но те, понимаешь ли, убоялись инвестировать в Крым из-за угрозы санкций, и б) сначала думали, что надо строить крупные станции, а потом ― к концу января 2015-го! ― выяснялось, что нет, малые надо…

В результате, как говорит г-н Новак, министр энергетики РФ (энергетической сверхдержавы, кстати), пришлось рассчитывать только на государственные инвестиции.

У меня всё тот же вопрос: и что?

А ничего. Крым, наше духоподъемное приобретение последних лет, будет «отдыхать» в понедельник. Мерзнуть будет. Жить в 1990-х, когда во многих провинциальных городах РФ отключали и свет, и газ.

Это самый плохой выходной, какой можно было только придумать во второй половине 2010-х, ведь наше энергоснабжение оказалось в руках отморозков и квазипротивостоящих им властей разваливающегося государства.

Крым вполне мог обойтись без этого «красного» дня. Традиционные генерирующие мощности на полуострове в большинстве своем были построены еще до 1963 года. Износ ― до 90%. Но именно о них сейчас так трепетно говорят сегодня оказавшиеся в неудобной ситуации чиновники.

Украина под влиянием «эуропы», как говорят блогеры, с 2004 года начала вводить в Крыму так называемую «зеленую энергетику». На сегодняшний день самой мощной электростанцией является, как это ни странно, солнечная ― Перово, расположенная неподалеку от Симферопольской ТЭЦ. Перово дает 107 МВт, Симферопольская ― 68 МВт. Последняя ― самая мощная советская электростанция в Крыму.

На полуострове есть еще три солнечных энергостанции. А в добавок к ним ― шесть кластеров ветряков.

Я, мягко говоря, не очень большой фанат альтернативной энергетики. В мире в целом она в упадке. Но в солнечных оазисах, особенно в частном секторе, она работает!

Дело вот в чем. В руках госкорпораций ― в Дании, Швеции, США, Германии и т.д. ― альтернативная энергетика работает плохо. Это факт. Зато в руках частных домовладельцев, а также малого и среднего бизнеса она работает весьма неплохо.

Ну так и малая газовая генерация работает в руках мелких частников куда эффективнее, чем в руках государственных экспертов и чиновников, которые проспали эти полтора года!

Новак убеждает нас, что частных инвестиций в Крым не случилось потому, что инвесторы боялись санкций со стороны Запада.

Но малый и средний бизнес не боится западных санкций ― ему-то с чего? Это ж не «Газпром» и не ВТБ! Он боится только процентной ставки, госкорпораций, МВД и ГУПов, которые выталкивают его с рынка нерыночными способами.

Малый бизнес мог обеспечить грузовые и пассажирские перевозки в Крым современными паромами, устойчивыми к штормам, он мог затащить в подвалы каждого дома газогенераторы, на крыши ― солнечные батареи, а в руку каждому крымчанину дать смартфон с программой управления всем этим великолепием.

И поэтому 23 ноября 2015 года ― действительно красный день календаря. Это красная линия, за которую не надо дать зайти… Нет, не киевским клоунам, а нашим «капитанам бизнеса». Это не бизнес вовсе…

В день официально признанного крымского блэкаута надо наконец понять: пора убрать из экономики неэффективных менеджеров и дать гражданам самим управлять своей жизнью.

Они сделают это лучше. Они не боятся западных санкций, потому что они и дети их живут здесь. Они ― оставшаяся соль русской экономики, а отнюдь не поддержанные правительственными деньгами строители нано-что-то или «Сухого» остатка русского авиапрома!

И разве Крым ― один такой? А Ивановская область? А Нижегородская? А Архангельская?

Когда-нибудь 23 ноября станет национальным праздником. Днем русской экономики. Другие названия также приветствуются…

Комментарии
Прямой эфир