Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Лидер венгерской партии назвал прием Швеции в НАТО провокацией
Армия
Российские военные штурмом заняли опорные пункты ВСУ в районе Работино 
Спорт
В МОК заявили об отсутствии новых требований по допуску россиян к ОИ-2024
Происшествия
В Москве пациент выстрелил в фельдшера скорой помощи
Происшествия
В Волгограде потушен пожар на складе с пиломатериалами
Общество
Журналисты собрались в пресс-центре в Гостином Дворе перед посланием Путина
Мир
Политик Филиппо потребовал от парламента Франции объявить импичмент Макрону
Происшествия
ФСБ задержала в ЛНР собиравших данные для ВСУ украинских шпионов
Наука и техника
Ракета «Союз-2.1б» с аппаратом «Метеор-М» стартовала с космодрома Восточный
Общество
Путин выразил соболезнования в связи со смертью экс-главы правительства СССР Рыжкова
Экономика
Новак объяснил запрет на экспорт бензина необходимостью стабилизации рынка
Мир
Президент Грузии ответила на вопрос о возможном помиловании Саакашвили
Мир
Новая Зеландия объявила о новом пакете антироссийских санкций
Экономика
Курс доллара на торгах Мосбиржи опустился ниже 91 рубля
Армия
Штурмовики РФ накрыли личный состав ВСУ ракетами С-13 «Тулумбас»

Без Байдена

Политолог Дмитрий Дробницкий — о том, как у Хиллари Клинтон прошла головная боль
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

До вечера среды по московскому времени в американской президентской кампании сохранялась одна очень важная интрига: вступит ли, пусть и с некоторым опозданием, в президентскую гонку действующий вице-президент Джо Байден.

Уже по крайней мере полтора месяца его окружение посылало самые обнадеживающие сигналы: он всерьез размышляет над своим возможным участием, он советуется со своими ближайшими конфидентами, он скоро будет готов заявить о своем решении...

Наконец, в понедельник телеканал NBC News со ссылкой на неназванные источники в окружении вице-президента сообщил, что ждать осталось недолго ― 48 часов. Долгая пауза, которую взял Джо для раздумий, была близка к завершению.

Вступление Байдена в гонку сулило добавить кампании остроты и динамизма, а штабу Хиллари Клинтон ― головной боли.

Незадолго до начала 48-часового марафона нервов бывший госсекретарь без труда выиграла первые внутрипартийные дебаты. Впрочем, это не совсем точное определение. Несмотря на ожидания сторонников главного конкурента Хиллари, Берни Сандерса, он, как и остальные кандидаты, откровенно «слил» дискуссию. Даже тогда, когда у Сандерса, Чаффи, О’Мейли и Уэбба были все шансы атаковать фронтраннера или жестко заявить о своей позиции, они ими не пользовались. Все заявления выглядели как идеальные пасы для г-жи Клинтон.

Сразу несколько политических лагерей восприняли это как хороший знак.

Разумеется, ликовал штаб самой Хиллари. Праймериз начались для нее весьма удачно. И хотя в Айове и Нью-Гемпшире она, согласно опросам, всё еще уступала Берни Сандерсу, теперь у нее появился шанс перехватить инициативу.

Сторонники Байдена, в свою очередь, решили, что теперь их любимец непременно вступит в гонку, поскольку если и дальше дебаты будут проводиться в том же ключе, то выдвижение Хиллари Клинтон станет неизбежным, а стало быть, она может чувствовать себя свободной от любых обещаний, данных Обаме: его поддержка ей не очень понадобится — во всяком случае, до ее номинации в качестве кандидата от партии. А за это время много утечет воды и Хиллари успеет собрать все необходимые ей ресурсы, как людские, так и финансовые, причем практически на безальтернативной основе.

Наконец, увидев дебаты демократических кандидатов, оживились практически все кандидаты республиканские. Как ни старались демократы выставить свою дискуссию как содержательную и «выгодно отличающуюся» от того действа, которое уже дважды демонстрировали республиканцы, от публики не укрылся тот простой факт, что игра шла в одни ворота. Самой же Хиллари предстоит еще значительно прибавить в «спортивной форме», чтобы сравняться с ведущими претендентами от противоположной партии.

Сразу после дебатов снял свою кандидатуру Джим Уэбб, заявив, что подумывает об участии в выборах в качестве независимого кандидата, и демократическое предвыборное поле стало совсем пустым.

Вступление Байдена в борьбу за президентский пост всё бы могло изменить.

Но Джо рассудил иначе.

Выступая со ступенек Белого дома в Розовом саду, он заявил, что теперь уже слишком поздно для того, чтобы осуществить полноценную президентскую кампанию.

Возможно, на Байдена подействовала трагическая утрата (его сын умер от рака в этом году), возможно, он решил, что в его возрасте уже поздновато в третий раз участвовать в праймериз, а возможно, посоветовавшись с Обамой (который стоял по правую руку от него в Розовом саду), он решил, что жесткая драка с кланом Клинтонов сейчас ― это слишком дорогое удовольствие, ведь на кону шансы Демократической партии сохранить за собой Белый дом.

Джо Байден заявил, что, хотя он и «не будет кандидатом», он «не станет молчать». Все оставшиеся в его распоряжении 15 месяцев на высоком государственном посту он пообещал употребить на то, чтобы «наследие Обамы продолжало жить и менять Америку».

В переводе с политического на русский это означает, что он проследит за тем, чтобы Хиллари не отказалась от своих обещаний продолжить начинания первого чернокожего президента США как во внутренней политике, так и во внешней.

У меня лично возник большой вопрос, как он собирается это делать, не угрожая ей разоблачениями, чего, не будучи кандидатом в президенты, он почти наверняка делать не будет. По сути дела, в сложившейся ситуации он даже не может угрожать Хиллари тем, что не станет ее всемерно поддерживать. Это была бы плохая услуга партии и выглядело бы некрасиво ― в самом конце долгой политической карьеры.

Однако по тому, как старик Байден произносил свою речь, по тому, как он держался и с каким вдохновением говорил об обамовском наследии, стало понятно, что все в штабе Хиллари вздохнули с облегчением.

С дистанции сошел очень сильный претендент не только на демократическую номинацию, но и на президентский пост.

Что ж, данная интрига разрешилась. Однако одновременно возникло несколько новых.

Теперь вся мощь республиканской критики будет направлена против Клинтон. Почти наверняка комиссия конгресса по расследованию трагедии в консульстве США в ливийском Бенгази в 2012 году интенсифицирует свою работу. Председатель комиссии республиканец Трей Гауди ― бывший федеральный прокурор, и он обладает достаточной квалификацией, чтобы доставить Хиллари ощутимые неприятности.

Почти наверняка будет продолжаться и расследование ФБР относительно почтового сервера экс-госсекретаря. А если оно будет тормозиться, республиканцы приложат все усилия, чтобы вызвать директора ФБР в конгресс на ковер, чтобы с пристрастием расспросить его о том, почему расследование такого уровня не проходит с надлежащей быстротой.

И все-таки Хиллари, если только не случится ничего непредвиденного, ― без пяти минут номинант Демократической партии на пост президента.

Самоназванный демократический социалист Берни Сандерс может лишь по максимуму использовать трибуну праймериз для пропаганды своих левых взглядов в расчете на следующие выборы, в которых должно будет принять участие уже новое поколение демократических лидеров.

А это означает, что планы республиканского истеблишмента по бескомпромиссной войне с Дональдом Трампом могут быть спешно пересмотрены. Со стороны республиканцев было бы крайне неразумным, если не сказать самоубийственным, затевать большую драку в то время, как их соперники будут все работать на единого кандидата.

Впрочем, и самоубийственные действия ― не исключение для американской электоральной политики.

Как говорится, будем следить за развитием событий.

Комментарии
Прямой эфир