Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

За счетами оборонных предприятий усилят госконтроль

Банки будут уведомлять Росфинмониторинг обо всех операциях оборонных предприятий, но эксперты сомневаются, что ведомство справится с анализом этого массива информации
0
За счетами оборонных предприятий усилят госконтроль
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С 25 августа 2015 года банки должны оперативно — в течение одного рабочего дня — передавать в Росфинмониторинг сведения по движению средств на счетах подрядчиков и субподрядчиков по государственному оборонному заказу. Об этом говорится в Указании Центробанка 3731-У от 15 июля 2015 года.

Участники гособоронзаказа могут открывать счета во всех банках с капиталом от 5 млрд рублей (согласно постановлению правительства от 8 октября 2014 года) — это 120 банков из почти восьми сотен, действующих в России. Традиционно обслуживают гособоронзаказ Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Новикомбанк. Банки обязаны знать, если их клиент занимается гособоронзаказом, и по 3731-У они должны сразу информировать Росфинмониторинг о движении средств на счетах таких клиентов (в том числе для уплаты налогов, сборов, таможенных платежей, взносов в ПФР, ФСС, ФФОМС; для оплаты товаров, услуг; для расчетов с иностранными исполнителями).

Источник, близкий к ЦБ, указал, что поскольку значительная доля средств по гособоронзаказу распределяется авансом, а не по факту работ, то усиление контроля связано с желанием предотвратить нецелевое использование средств, т.е. растраты. Собеседник отметил, что в конечном итоге эти деньги попадают в офшоры, но на каком этапе возникает офшор, пока сложно зафиксировать. По словам источника, деньги могут сначала прогоняться по разным схемам незаконных финопераций (транзит, ценно-бумажная схема), потом крутиться в разных юрисдикциях, оседать в разных банках и в конечном счете дойти до офшора фактически очищенными.

В декабре 2014 года были внесены поправки в антиотмывочный закон 115-ФЗ, которые расширили функционал ведомства Росфинмониторинга (/news/584549). Оно получило право отслеживать операции, связанные с гособоронзаказом, а именно операции по внесению средств по госконтрактам на депозитные счета банков, их снятию, а также о приобретении/продаже ценных бумаг. По 115-ФЗ под контроль Росфинмониторинга подпадают все операции таких компаний на сумму от 50 млн рублей (или эквивалент в валюте). Теперь речь идет о дальнейшем ужесточении контроля.

Глава Росфинмониторинга Юрий Чиханчин в марте 2015 года сообщал президенту, что «из более чем 500 госконтрактов [в том числе по гособоронзаказу] примерно треть связана с офшорами, соучредители которых находятся за рубежом». Чиханчин также сообщал, что Росфинмониторинг работает над выстраиванием механизма, пресекающего подобные нарушения. Согласно новому указанию ЦБ, банки и Росфинмониторинг, как предполагается, будут контролировать всю цепочку платежей.

Сейчас в России действует госпрограмма вооружения на 2011–2020 годы. Так, в начале планового периода гособоронзаказ исполнялся на 82–84%, а годом ранее (в 2010-м) армия недополучила около трети обещанного предприятиями вооружения и военной техники. По мнению аналитиков, к многочисленным срывам ГОЗа тех лет привело отсутствие консенсуса между оборонно-промышленным комплексом и госзаказчиком, Минобороны, по ряду параметров.

В 2012 году министра обороны Анатолия Сердюкова сменил Сергей Шойгу, а курирующий «оборонку» вице-премьер Дмитрий Рогозин был назначен председателем Военно-промышленной комиссии при правительстве России [с сентября 2014 года ее возглавляет лично Владимир Путин]. Это реанимировало зашедший в тупик диалог между промышленностью и госзаказчиком. В 2013 году был принят новый закон о гособоронзаказе, урегулировавший ряд разногласий между министерством и ОПК. В частности, он допускает компенсацию непредвиденных расходов, которые зачастую появлялись в долгосрочных проектах, растянутых на 5–7 лет. В 2014 году гособоронзаказ выполнен приблизительно на 95%, заявлял в декабре в интервью «Известиям» замминистра обороны Юрий Борисов.

Официальные представители ЦБ, Минобороны и Росфинмониторинга не ответили на запрос «Известий».

— Очевидно, что ужесточение контроля следовало осуществлять гораздо раньше. Ведь информация о сомнительных схемах через освоение бюджетных средств, о прогоне нелегальных денег через госконтракты, о коррупционных скандалах появляется чуть ли не ежедневно, — комментирует начальник службы финансового мониторинга Бинбанка Дина Багатова. — Для банков новация — это дополнительная головная боль, трансакции в рамках гособоронзаказа проходят на весьма значительные суммы, и банк должен располагать документами, являющимися основанием для их совершения. Часто при запросе таких документов у оборонных предприятий приходится сталкиваться с нежеланием их предоставлять. На банки снова возложили контрольные функции, не свойственные банку и не являющиеся профильными: уж никак не задача банка — контролировать целевое расходование бюджетных средств гособоронзаказа.

Банки, говорит зампредседателя Национального совета финансового рынка Александр Наумов, уже привыкли к тому, что госконтроль перекладывают на их плечи.

— Сейчас в банковской среде дополнительные функции по контролю гособоронзаказа воспринимаются как своего рода плата за возможность работы со средствами госбюджета, — говорит эксперт.

Аналитик рейтингового агентства «Рус-Рейтинг» Евгений Славнов сомневается, что новация способна значительно повлиять на ситуацию с нарушениями — «как показывает практика, недобросовестные участники рынка всё равно найдут способ обойти любые существующие запреты»

— Кроме того, следует учитывать, что примерно треть подобных госконтрактов связана с офшорами. Учитывая масштабы бедствия, я сильно сомневаюсь, что ужесточение контроля быстро исправит ситуацию, скорее, это просто приведет к росту уровня коррупции. Учитывая триллионные объемы бюджетных средств, проходящих через гособоронзаказ, повышенный контроль за счетами, безусловно, необходим, однако сам по себе подобный контроль вряд ли значительно изменит ситуацию. Любые подобные новации работают только в одном случае — если присутствует политическая воля для кардинального изменения ситуации, а в противном случае это всё, к сожалению, популизм и лишь видимость реформ. Для эффективной и последовательной реализации антикоррупционных мер в этой сфере необходимо добиться полного исключения офшорных компаний из контрагентов, — подчеркнул Славнов.

Юрист компании «Некторов, Савельев и партнеры» Ольга Филипская, в свою очередь, сомневается в обеспеченности Росфинмониторинга ресурсами для надлежащих анализа и проверки сведений, поступающих от банков, учитывая тотальность контроля данной области, когда практически о каждой операции сведения поступают контролирующему органу.

Начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий добавляет, что проблема состоит не только в недостатке контроля со стороны банков за счетами ГОЗ, но и в ненадлежащем контроле над тем, как банки распоряжаются средствами на этих счетах. Он напомнил, что через Фондсервисбанк из космической промышленности были выведены десятки миллиардов рублей. По подсчетам Осадчего, в частных банках на 1 июля 2015 года были сосредоточены госсредства на сумму 1,7 трлн рублей.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...