Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Кинорежиссер в роли диверсанта-растяпы

Писатель и политик Эдуард Лимонов — о несостоявшемся поджоге как составе преступления
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня продолжится процесс Олега Сенцова, кинорежиссера, в Ростове-на Дону.

Не знаю, что он там накинорежиссировал, но в любом случае нет смысла говорить о его таланте или отсутствии такового в контексте уголовного дела и тех деяний, которые ему вменяют.

Процесс открылся еще 21 июля. На первом заседании присутствовал наблюдатель из делегации ЕС, так нам объявляла Федерика Могерини. Поверим ей. Надеюсь, наблюдатель присутствует и сегодня и будет присутствовать во время всего процесса. И увидит в процессе то, что я уже заметил.

В чем обвиняют Сенцова — это высокий, довольно молодой еще человек, скорее такого мощного телосложения? Стоит в клетке чуть не до потолка.

Основное обвинение — это создание террористического сообщества. Почему основное? Потому что максимальное наказание за это деяние — пожизненное заключение. Вряд ли ему дадут пожизненное, но такое наказание возможно в принципе.

Создал Сенцов террористическое сообщество?

Факт тот, что по делу Сенцова проходят восемь человек. Перечисляю фамилии: Чирний, Афанасьев, сам Сенцов, Кольченко, Боркин, Зуйков, Асанов, Цириль.

Сенцов собирал их вместе весной 2014-го, для этого, если не ошибаюсь, это Асанов, предоставлял свой дом, и они там, по версии следствия, разработали планы террористических действий. И приступили к их исполнению.

Успели они совершить два действия.

Подожгли офис «Русской общины Крыма», подожгли неумело, сгорели только двери и козырек над дверью. Но тот факт, что не сгорел весь офис, это не смягчающее обстоятельство для любого правосудия, даже в Норвегии или в Нигерии, предположим.

Подожгли офис «Единой России». Также не особо удачно. Обуглились окна.

На 9 Мая планировали уже не поджоги, но два подрыва. Подрыв монумента «Вечный огонь». И памятника Ленину.

Однако  кинорежиссер не смог осуществить эту часть сценария.

Рано утром 9 мая были задержаны Чирний и Афанасьев, причем Чирний пришел забирать под какой-то мост взрывное устройство, спрятанное там (либеральные СМИ пишут «муляж взрывного устройства», но в муляже нет смысла, они подрывать собрались). Там его под мостом и взяли. (Мой комментарий: очень глупо прятать взрывное устройство под мостом, мосты-то оберегают, потому охраняют и осматривают регулярно.)

Видимо, злоумышленники, команда кинорежиссера, были неосторожны и попали под наблюдение или правоохранители нашли устройство и догадались подождать, когда за ним придут.

Первые двое, Чирний и Афанасьев, уже осуждены и получили каждый по 7 лет. Чирний ещё в декабре 2014-го, Афанасьев — в апреле 2015-го.

Вместе с Сенцовым сидит в клетке Кольченко. Боркин, Зуйков, Асанов и Цириль находятся в розыске.

Вот вам вся канва истории.

Бросается в глаза вопиющая растяпистость всей команды и самого Сенцова. От растяпистости же произошли и все их неудачи. Террористы-неудачники.

Однако послабления за неудачливость они не получат, в судах на всей планете за растяпистость срок не скидывают. Хотя судья может проявить толику жалости к кинорежиссеру, взявшемуся не за своё дело. Это судье позволяется.

Что там у дедушки Крылова на этот счет есть?

«Беда, коль сапоги начнет тачать пирожник, а пироги лепить — сапожник» — так, кажется, звучит нравоучение соответствующей басни дедушки.

Возомнил себя диверсантом, кинорежиссер, — полезай в тюрьму.

Правосудие всегда формально, что офисы «Русской общины Крыма» и «Единой России» не сгорели, правосудие видит, однако, для правосудия это незаконченное преступление и только. Правосудие всё равно считает, что офисы подожгли поджигатели.

А кинорежиссер ты или не кинорежиссер — это не имеет никакого значения.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир