Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Наталья Владимировна Поклонская, самая красивая прокурор на планете, выступила с неожиданным заявлением. Оказывается, считает Наталья Владимировна, отречение царя Николая II от престола как документ не имеет никакой юридической силы. Поскольку при ее составлении и подписании не были соблюдены некие юридические формальности, а также подписана она карандашом, что уж вообще…

Трепетное отношение госпожи Поклонской к семье последнего русского императора вовсе не новость. Еще в октябре 2014 года она подарила музею Ливадийского дворца несколько десятков редких фотографий семьи Николая II. И уже тогда этот дар отдавал неким легким безумием, которое так хочется простить прекрасной женщине, выбравшей твою сторону.

Напомню удивительную фактуру: священник Свято-Успенского монастыря в Крыму передал прокурору фотографии в электронном виде. Прокурор передала снимки в музей, причем отдельно отмечалось, что перед этим они были освящены. В благодарность за дар Наталье Владимировне позволили исполнить на немного расстроенном рояле императрицы Александры Федоровны несколько произведений.

И тогда, и сейчас Поклонская говорила о том, что Николай II принес себя в жертву стране. И, честно говоря, спорить с этим совершенно не хочется — ну, наверное, принес. Страна, правда, принесла ответную жертву совершенно несопоставимого масштаба, но ведь конкретный царь вряд ли может поколебать монархическую идею.

Наталья Владимировна, видимо, монархистка, и против этого лично я ничего не имею. Я и сам в некотором роде монархист — то есть сторонник идеи о школе воспроизводства власти, противник появления во власти случайных людей. И разница между нами с Натальей Поклонской только в том, что она хотела бы видеть во главе страны Николая II, а лично я не хотел бы. Меня бы в качестве третейской царицы устроила бы скорее Алла Борисовна Пугачева.

Однако вернемся к предмету статьи — а именно к юридической силе отречения Николая II от престола, поскольку это принципиально важный вопрос. Ибо если Николай II от престола не отрекался, то тогда Императорский дом Романовых, напомнивший нам о себе в последние дни, действительно может существовать.

Вне зависимости от того, кто именно ныне составляет этот дом, родственники они или не родственники, имеют право или не имеют — всё это частности, важен именно сущностный вопрос: Императорский дом может существовать или нет?

Если же Николай II от престола отрекся, то тогда, разумеется, никакого Императорского дома не существует, поскольку никто за отрекшимся государем престол не принял. Младший брат царя, Великий князь Михаил Александрович, в пользу которого и отрекся Николай II, в своем Акте непринятия престола от 3 марта 1917 года написал так: «Принял я твердое решение в том лишь случае восприять верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего». Воля великого народа нашего, как мы знаем, оказалась не такова. И, соответственно этой воле, семья Романовых ныне — такая же семья, как семья любых Ивановых, Петровых и Сидоровых. Простая семья.

Сторонники юридической необоснованности произошедшего имеют богатый материал для дискуссии.

Во-первых, Николай II отрекся не только за себя, но и за своего сына Алексея, бывшего законным наследником престола. «Не имел права!» — говорят сторонники этой версии, как бы забывая, что царь — это было право при самодержавии. Хотя, признаться, правовые основания и вне контекста самодержавия содержатся в статьях 37 («Лицу, имеющему на оный право, предоставляется свобода отрещись от сего права») и 199 («Попечение о малолетном лице Императорской Фамилии принадлежит его родителям») Свода Основных Законов Российской Империи.

Во-вторых, Николая II вынудили подписать отречение — и таки да, по воспоминаниям свидетелей той исторической драмы мы вполне можем согласиться, что действительно вынудили. Но не просто подписать — а принять решение об отречении. И Николай II такое решение принял. А оспаривать решение Государя — окститесь!

Увы, история не оставляет нам никаких вариантов: Николай II отрекся от престола. Тому есть много свидетелей, но главный свидетель тому, что отречение действительно было и решение о нем принял он сам, — сам Николай Александрович.

Вот что он сам написал в своем дневнике 2 марта 1917 года: «Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2½ ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился».

Он согласился.

Чистосердечное признание, Наталья Владимировна. Против него не попрешь. А карандаш там или копия — уже не имеет никакого значения.

И вот что из этого следует неизбежно и бесповоротно: никакого Императорского дома Романовых не существует. Как не существует никаких Рюриковичей. Русские монархические династии прервались, их нет.

И если монархисты хотят, чтобы с ними разговаривали хоть как-нибудь серьезно, они должны забыть обо всем этом тлене и предъявить проект создания новой монархии.

А главное — объяснить, зачем нужна монархия во времена, когда школы воспроизводства власти успешно существуют и без нее. 

Комментарии
Прямой эфир