Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Заседание СБ ООН по атаке Ирана на Израиль намечено на 14 апреля
Происшествия
Уровень воды в реке Тобол в Кургане за ночь вырос на 54 см
Мир
Фицо заявил о заинтересованности Словакии в хороших отношениях с Россией
Армия
ВС РФ поразили за сутки 450 целей ВСУ на авдеевском направлении
Происшествия
Землетрясение магнитудой 4,6 зафиксировано в районе Курил
Спорт
Царукян победил Оливейру и получил право на чемпионский бой UFC с Махачевым
Мир
NYT сообщила об отсутствии серьезного ущерба для Израиля после атаки Ирана
Армия
Военные ВС РФ сорвали усиление украинских войск на южнодонецком направлении
Общество
Синоптики спрогнозировали до +17 градусов в Москве 14 апреля
Спорт
Российские шахматистки Горячкина и Лагно сыграли вничью на турнире претенденток
Мир
МИД КНР выразил обеспокоенность ударами Ирана по Израилю
Мир
Постпредство России заявило об «острейшем кризисе» на Ближнем Востоке
Армия
Средства ПВО уничтожили пять украинских БПЛА над акваторией Черного моря
Общество
Уровень воды в реке Урал в Оренбурге перестал расти
Происшествия
В Приморье пройденная огнем площадь природных пожаров превысила 1,3 тыс. га
Мир
Маск предрек переход человечества к устойчивой энергетике в течение десятилетий

Пиррова победа валютного заемщика

Суд не просто предложил ВТБ24 пересчитать валютный кредит в рублевый, но и указал, что ипотечная сделка недействительна
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня целая волна оптимизма и радости пронеслась по СМИ и соцсетям. «Первая победа валютных заемщиков!», «Суд  обязал ВТБ24 пересчитать ипотеку по 24 рубля за доллар!» — пестрят заголовки новостных лент. Льется елей в уши тысяч ипотечных заемщиков, взявших в свое время выгодный кредит на покупку жилья в валюте. «А чем мы хуже. Сейчас как пойдем судиться и требовать, чтобы банк пересчитал наш кредит по 25 (30,35, 40) рублей за доллар», — про себя думают они, подсчитывая виртуальную экономию и забыв, как страшный сон, панику, которая охватила их осенью 2014-го после скачка доллара до 60 рублей. Однако, внимательно прочитав само решение, понимаешь, насколько преждевременен этот оптимизм.

Суть дела в следующем. «Гражданка Ч.» (так она именуется в судебных документах) в 2008 году взяла кредит в ВТБ24 на покупку однокомнатной квартиры. Всего $164 тыс. под 13,45% годовых на 362 месяца. Аннуитетный платеж составил $1872 в месяц. Однако если в 2008 году платеж в среднем составлял 46,5 тыс. рублей, то в 2014-м — 75 тыс. рублей, которые она выплачивать не смогла — он втрое превысил ее доход. При этом, как утверждала истица, консультант банка при выдаче кредита уверял в стабильности курса рубля. В результате рост курса доллара суд счел «существенным изменением обстоятельств, из которых истица исходила при заключении договора». Заемщица, по мнению судьи, не могла предвидеть рост ежемесячного платежа. В результате судья Курганова предписала «обязать ПАО Банк «ВТБ24» произвести перерасчет произведенных Ч. из расчета на день заключения кредитного договора — <дата> — 23.51 руб. за 1 у.е.». Решение было вынесено еще 4 февраля.

Да, при первом прочтении кажется, что это победа ипотечного заемщика. Суд в своем решении указывает, что банк вообще не вправе указывать в договоре стоимость кредита в валюте, и подчеркивает обязанность банкиров предоставить заемщику данные о полной стоимости кредита в рублях, которая, по мнению суда, в принципе не может меняться. То есть своим решением судья Курганова ставит вне закона не только почти все существующие ипотечные продукты и выданные ипотечные кредиты — как валютные, так и кредиты с плавающей ставкой (зависящие или от величины инфляции, или от текущих межбанковских ставок, например Libor и MosPrime). Вне закона оказывается даже майское поручение президента, согласно которому к 2018 году средняя ипотечная ставка не должна превышать «инфляцию плюс 2,2 процентного пункта».

Но не всё так просто. Пушкинский городской суд 4 февраля не просто удовлетворил требования заемщика по переводу валютного кредита в рублевый, в своем решении он указал, что текущий договор ипотеки — ничтожен.

«При выдаче кредита ответчиком были нарушены требования Закона Российской Федерации от <дата> N 2300-1 «О защите прав потребителей», в частности, изложенные в абз. 4 ч. 2 ст. 10, согласно которым информация о кредите в обязательном порядке должна содержать цену в рублях, в том числе при предоставлении кредита размер кредита, полную сумму, подлежащую выплате потребителем, и график погашения этой суммы, что делает данный договор в указанной части ничтожным с момента его заключения в силу п. 1 ст. 166 ГК РФ — ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом», — указывается в документе суда.

Таким образом, решение суда о пересчете валютной ипотеки в рублевую возможно только в том случае, если банк захочет продолжать работу с конкретным заемщиком, захочет, чтобы его договор стал действующим. Пока, как заявил суд, договор недействителен — причем с даты заключения договора. А захочет ли банк продолжать работать с заемщиком на новых условиях?

Если договор недействителен, то по идее должен быть признан недействительным и договор купли-продажи недвижимости с привлечением заемных средств, который оформляется одновременно с договором ипотеки. Таким образом, ипотечная заемщица лишается квартиры — она должна быть возращена прежнему владельцу. А сама «гражданка Ч.» остается должна банку $164 тыс. Это прямо предписывается статьей 167 Гражданского кодекса. «При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой всё полученное по сделке», — гласит закон. При этом сделка останется недействительной, даже если банк внесет требуемые судом поправки, отмечают юристы. Хотя, по их мнению, заемщик еще может побороться за саму квартиру.

— Договор по-прежнему останется валютным, а значит, по логике суда, недействительным, — говорит руководитель департамента по разрешению споров коллегии адвокатов «Барщевский и партнеры» Павел Хлюстов. — Конечно, тут остаются вопросы о том, будет ли признан недействительным и договор купли-продажи квартиры. У заемщика есть хорошие шансы доказать, что между собой эти договоры никак не связаны: с одной стороны — взаимоотношение заемщика с банком, с другой — взаимоотношения с продавцом. Но, учитывая качество текущего решения Пушкинского городского суда, ручаться за это нельзя. Я думаю, что, скорее всего, это решение будет отменено апелляцией. 

От процентов по кредиту заемщицу тоже никто не освобождает: только, согласно законодательству, это будут уже не проценты, а плата за «неосновательное обогащение». 

В сухом остатке: заемщица, возможно, должна будет вернуть квартиру и еще останется должна банку. Вы уверены, что это победа?

Комментарии
Прямой эфир