Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Президент получит полную картину состояния гражданского общества

Впервые за 10 лет существования Общественная палата РФ сама проводит социсследование третьего сектора в каждом федеральном округе
0
Президент получит полную картину состояния гражданского общества
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В 2015 году ежегодный доклад ОП РФ «О состоянии гражданского общества» станет более емким за счет полномасштабных исследований «третьего сектора» в каждом федеральном округе. Как рассказал «Известиям» секретарь ОП РФ Александр Бречалов, если в предыдущих докладах в основном говорилось о проблемах гражданского общества и новых трендах, то в 2015 году этот отчет позволит понять действительную структуру третьего сектора, а также представить конкретные механизмы развития гражданского общества — от изменения структуры финансирования НКО до поправок в законодательстве. Общий доклад будет направлен в конце года президенту России.

Исследования состояния гражданского общества проводятся Общественной палатой РФ с 2006 года — с начала существования этого института. Однако исследование 2015 года принципиально отличается от всех предыдущих. Эксперты опираются уже не на одни открытые источники информации о деятельности некоммерческих организаций и отдельных гражданских активистов, но и на результаты собственных полевых исследований в каждом региональном центре.  

Эти полевые исследования включают работу с социологами, некоммерческими организациями, гражданскими активистами и представителями органов власти, взаимодействующих с общественностью в регионах.  

Первое из девяти исследований проведено в марте в Приволжском федеральном округе. Его результаты были представлены на окружном форуме «Сообщество» для социальных НКО и гражданских активистов в Нижнем Новгороде. В апреле общественники огласят результаты второго исследования, посвященного Сибирскому федеральному округу. В конце года на итоговом форуме в Москве палата представит полную картину состояния гражданского общества в России на основании данных всех девяти окружных исследований. 

Секретарь Общественной палаты Александр Бречалов отметил, что одна из основных задач при подготовке ежегодного доклада «О состоянии гражданского общества» за 2015 год — глубже понять и описать действительную структуру третьего сектора.  

— Я ни в коем случае не подвергаю сомнению качество предыдущих наших докладов, но нужно признать, что сегодня мы явно не обладаем всей необходимой информацией. Нам важно понять проблемы не только в финансировании, но и в таких важных вопросах, как отчетность, предоставление документов для грантов и т.д. Мы стремимся составить доклад не из общих деклараций, описывая новые тренды и актуальные проблемы гражданского общества. Мы создаем некую «дорожную карту» на 2016 и последующие годы, где расписываем, что конкретно нужно делать, чтобы улучшить ситуацию в третьем секторе, — отметил Бречалов.  

В «дорожную карту» войдут как рекомендации по более эффективному распределению всех видов грантов для социально ориентированных НКО, так и предложения по формированию государственной политики в отношении третьего сектора.  

К примеру, в докладе президенту будут названы все выявленные организации, получающие финансирование из-за рубежа, что поможет скорректировать структуру финансирования НКО за счет президентских грантов.  

— Получается, что, по сути, на своей земле мы не по своей воле начинаем конкурировать с нашими «западными партнерами». Я не исключаю, что большое число некоммерческих организаций, которые получают деньги из-за рубежа, направляют их на общественно полезные дела. Но я также уверен в том, что существенная часть этих денег направлена на деятельность организаций, которые явно не за Россию, — добавил секретарь ОП РФ.

По его словам, это хоть и не основная тема исследования, но существенная, поскольку касается конкуренции, и нашей стране необходимо здесь выигрывать как через систему государственной поддержки, так и через институты гражданского общества. Но для того, чтобы сделать правильные выводы, нужно понимать, по каким правилам играют наши конкуренты. 

Как отмечал ранее секретарь ОП РФ Александр Бречалов, из 226 тыс. зарегистрированных НКО в лучшем случае эффективно работают 10–15%. В частности, благодаря проводимым в регионе исследованиям удастся создать единый качественный реестр НКО. Разделив эти организации на социально ориентированные и занимающиеся политической деятельностью, можно будет повысить эффективность их господдержки. 

Участники первого форума активных граждан «Сообщество» отнесли все ведущие тренды, которые могут восприниматься как возможности и как угрозы, к «государству» и «обществу». По их мнению, со стороны государства вклад в развитие гражданского общества заключается в развитии патриотизма, усилении вертикали власти, устойчивости властной системы, Открытом («электронном») правительстве, борьбе с коррупцией и господдерже НКО. С другой стороны, особое внимание уделяется ценностным и смысловым установкам самого общества. Таким как внимание к своему здоровью, укрепление традиционных ценностей на фоне угрозы им. 

Меньше всего трендов гражданские активисты и представители НКО отнесли к категориям «бизнес» и «информационное пространство». Кроме того, они определили мало трендов, возникающих в «третьем секторе», тем самым они не видят для него возможностей самому генерировать новые тренды развития. 

Также частое противопоставление «мы — гражданские активисты» и «они — общество, власть» в очередной раз доказало наличие некой оторванности активистов третьего сектора как от представителей органов власти, так и от простых граждан. При этом усиливается роль третьего сектора в оказании услуг населению в сфере образования, культуры и социального обслуживания.

Первое исследование, проведенное общественниками в этом году в Приволжском федеральном округе, показало, что основная сфера деятельности большинства исследуемых общественных организаций — это защита прав и свобод человека и гражданина (19,4%).  

Также в округе активно занимаются правовым просвещением населения,  образовательными проектами, развитием добровольчества и социальной адаптацией инвалидов и их семей (данные направления отметили от 7,5 до 9% респондентов). Наименее всего распространены содействие социальной реабилитации бездомных, социальная адаптация мигрантов и развитие товариществ собственников жилья (каждое из них отметили по 0,4%).  

Основным мотивом участия в общественной деятельности выступает возможность чувствовать себя полезным — так считает треть респондентов (31,1%).  

Самые востребованные гражданские инициативы — в сфере культуры, их обозначили 30,8% опрошенных. Около четверти назвали благотворительные и спортивные инициативы (24,1% и 23,0% соответственно). На четвертом месте — правозащитные (19,1%). Далее следуют военно-патриотические и экологические (16,5% и 14,3% соответственно), а наименее востребованы в округе политические гражданские инициативы.  

Основными факторами, препятствующими развитию третьего сектора в России, по мнению опрошенных, являются недооценка со стороны власти и бизнеса потенциала третьего сектора (26,6%), невосприимчивость власти к общественным запросам, интересам граждан, социальных групп (17,5%) и бюрократизм во властных структурах, давление со стороны контролирующих органов, ужесточение правового режима регулирования деятельности НКО (17,5%).

Глава Фонда развития гражданского общества Константин Костин отметил, что до сих пор наиболее авторитетные данные о структуре российского третьего сектора были у международных источников.  

— Если итоговый доклад Общественной палаты действительно будет предметным и глубоким, он станет признанным источником данных о состоянии российского третьего сектора. Сегодня нам действительно необходимо понять структуру третьего сектора — сколько в России социально ориентированных НКО на самом деле, сколько контрольных, а сколько экспертных. Одна из проблем российского третьего сектора заключается в том, что 70–80% НКО у нас занимаются экспертными и контрольными функциями, а социально ориентированных — порядка 20%. Во всем мире наблюдается обратное соотношение, — отметил Константин Костин.  

По его словам, данные о деятельности институтов гражданского общества в регионах, сопоставительные исследования и выводы о социальном самочувствии непременно создадут стимул для губернаторов и сотрудников областных администраций заниматься развитием третьего сектора.  

— Хотелось бы понимать, сколько граждан в каждом регионе занято в третьем секторе, какой объем финансирования местных НКО и каковы его источники. Для того чтобы точно поставить диагноз, нужны более точные цифры. И если мы хотим улучшить ситуацию, безусловно, нужны конкретные предложения. Когда мы говорим о несовершенстве законодательства, то должны объяснить, в чем оно состоит и какие поправки в законы необходимо принять, — добавил Костин.  

Эксперт также отметил, что в каждом регионе могут быть выявлены абсолютно разные проблемы, и именно поэтому крайне важно, чтобы итоговые рекомендации носили не общий характер, а были привязаны к федеральному округу или даже к каким-то группам регионов.  

Глава департамента региональных исследований Центра политических технологий Ростислав Туровский отметил, что предыдущим исследованиям состояния гражданского общества, проводимым Общественной палатой, не хватало системности.  

— Все они не давали ответа на ключевые вопросы: каков портрет действующего сейчас некоммерческого сектора, как он взаимодействует с властями, стремится ли к этому, способен ли решать или хотя бы обозначать какие-то важные для общества задачи, хотя бы на низовом уровне. Исходя из данных исследования в Приволжском федеральном округе, вырисовывается весьма благоприятная для властей картина. К примеру, в регионах растет активность, направленная на создание общественных организаций. С участниками этой низовой активности вполне можно налаживать сотрудничество. Региональные общественные палаты не всегда на это способны, поскольку зачастую являются формальным структурами. Но работа государства с третьим сектором может стать гораздо более системной, продуманной и стратегически выверенной, — сказал Ростислав Туровский. 

Он также отметил, что деятельность властей не должна быть направлена на подавление оппозиционной протестной активности, а напротив — на сотрудничество с теми, кто занимается решением социальных проблем непосредственно на местах, и на частичное грантовое финансирование наиболее полезных проектов. 

Комментарии
Прямой эфир