Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Общество
Вся актуальная информация по коронавирусу ежедневно обновляется на сайтах https://стопкоронавирус.рф и доступвсем.рф
Экономика
Цена нефти Urals превысила $90 за баррель впервые с 2014 года
Мир
Канцлер Германии призвал Россию признать «силу правды»
Мир
Байден пригрозил России остановкой операций с долларом из-за Украины
Общество
Вильфанд спрогнозировал аномально теплую погоду по всей России
Экономика
Германии предрекли суровые санкции США из-за «Северного потока – 2»
Спорт
Теннисист Андрей Рублёв вышел в третий круг Australian Open
Общество
В Краснодаре задержан подозреваемый в убийстве тиктокер
Мир
Японские ученые оценили риск тяжелого течения COVID-19 у курящих
Общество
Источник подтвердил задержание экс-заместителя главного следователя Хакасии
Общество
Врач рассказал о мерах после контакта с зараженным коронавирусом
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Я в той или иной степени занимаюсь политикой уже больше четверти века. И за все эти годы никогда не испытывал особых симпатий к либеральной идеологии. Меня всегда привлекала идеология социал-демократии.

При всем уважении к рынку, демократии и правам человека меня всегда гораздо больше волновала тема социальной справедливости.

Мои антипатии к либерализму усилились во время гайдаровских реформ, когда под либеральными лозунгами проводилась политика, приведшая к разрушению промышленности и сельского хозяйства и к обнищанию большей части населения нашей страны. Чубайсовская приватизация, и в особенности залоговые аукционы, за бесценок передала в собственность группе физических лиц 70%  сырьевого сектора российской экономики. На фоне массовой бедности возникло переходящее все границы приличий социально-экономическое неравенство.

Однако при всей антипатии к либерализму я всегда считал, что в нашей стране должна существовать «нормальная» либеральная партия.

Конечно, соцопросы неоднократно показывали, что избиратели, голосовавшие за либеральные партии, придерживаются совсем других взглядов, чем идеологи этих партий. Избиратели всегда были консервативней и патриотичней, чем идеологи и лидеры «Выбора России» — «Демократического выбора России» — «Союза правых сил» — «Правого дела»  и т.д.

Поэтому я много лет предлагал и предлагаю российским либералам учесть эти настроения той части населения, которая за них голосовала. Это значит — честно признаться в ошибочности гайдаровских реформ, критиковать залоговые аукционы и олигархический капитализм, в противовес олигархам призывать к максимальной поддержке малого и среднего бизнеса.

И, самое главное, солидаризоваться с мнениями своего народа, а не «воспитывать» его по всем значимым политическим поводам, будь то миграция, Ходорковский, Pussy Riot или, как сегодня, Крым.

Однажды, лет 5 тому назад, мне показалось, что мои призывы наконец услышаны. Тогда Михаил Прохоров совершенно неожиданно для меня возглавил главную на тот момент либеральную партию страны — «Правое дело». И я был совершенно потрясен предложенным Прохоровым проектом программы партии. Как мне показалось, в этом документе было сказано всё, что мне казалось правильным. Я тогда даже попытался сотрудничать с «Правым делом».

Впрочем, мои надежды оказались вполне беспочвенными. С одной стороны, сам Прохоров отказался критиковать олигархическую приватизацию. С другой — партии откровенно не понравились методы руководства Прохорова. В результате Прохоров из «Правого дела» ушел и возглавил новую партию — «Гражданскую платформу».

По инерции я возлагал на новую партию некоторые надежды. Однако «Гражданская платформа» с каждым годом вела себя всё более тихо и безынициативно. Как в политическом, так и в идеологическом отношении.

Но в прошлом году о партии вновь стали говорить. Насколько я могу понять, в «Гражданской платформе» возникли серьезнейшие разногласия по «крымскому вопросу». Большая часть активистов партии поддержала воссоединение Крыма, тогда как Михаил Прохоров, его сестра Ирина, Алла Пугачева и Андрей Макаревич заняли совсем другую позицию — разной степени остроты.

Параллельно с этими разногласиями в партии происходила смена руководства. Сначала на посту лидера партии Михаила Прохорова сменила его сестра Ирина, а потом партию возглавил многолетний руководитель избирательных кампаний Михаила Прохорова Рифат Шайхутдинов. Кстати, именно Шайхутдинов, насколько я понимаю, был вдохновителем того проекта программы «Правого дела», который мне в свое время так понравился.

Недавно в партии возник новый скандал. Группа активистов «Гражданской платформы» приняла участие в московском «Антимайдане». Это вызвало возмущение части региональных организаций и, кажется, Ирины Прохоровой. Другие же региональные организации не только поддержали участие членов партии в «Антимайдане», но и развернули резкую критику Ирины Прохоровой и Андрея Макаревича за их «антикрымскую» позицию.

В этой кампании критики принял участие и лидер «Гражданской платформы» Рифат Шайхутдинов. Недавно он объяснил в интервью свои разногласия с Прохоровыми и свою программную позицию. Шайхутдинов заявил о поддержке Путина, поддержке воссоединения Крыма, ориентации на малый и средний бизнес. Он также заявил, что партия будет проводить антиолигархическую кампанию. При этом Шайхутдинов  подчеркнул свою верность догмам либеральной идеологии, заявив, что он против «государственного патернализма» и сильной социальной политики.

Таким образом, Шайхутдинов сформулировал именно ту позицию и идеологию «нормального» либерализма, которой я симпатизирую уже много лет. Такое развитие событий я могу только приветствовать. Сегодня, когда в публичном поле практически слышны только два голоса — голос власти и истерические крики участников «маршей мира», нормальная либеральная партия, которая могла бы агрегировать голоса российского среднего класса, на мой взгляд, чрезвычайно востребована.

Потому что ситуация, когда слышен только паразитический «креативный класс» с его мессианскими претензиями и высокомерием, а средний класс в публичном пространстве практически не представлен, нормальной считаться не может.

Другое дело, что у меня есть определенные сомнения в том, что именно сегодня имеет смысл агрегировать средний класс по «секторному принципу» через использование пусть и оздоровленной, но либеральной идеологии. Может быть, сейчас, когда после убийства Бориса Немцова наблюдается определенное обострение политической ситуации, имеет смысл хотя бы на время отказаться от этого «секторного» подхода.

Я имею в виду, что само название партии — «Гражданская платформа» — склоняет к тому, чтобы сделать ее идеологию несколько более неопределенно-популистской. Добавив к собственно либеральным идеям некоторое количество консервативных и социал-демократических.

Впрочем, всё, о чем я говорю, — это пока гадание на кофейной гуще.

Мы ничего не знаем о том, какие планы у Шайхутдинова и его товарищей на выдвижение партийного лидера. Ясно, что сам Шайхутдинов вряд ли может рассчитывать в качестве лидера на большой электоральный успех. Ясно, что сам в электоральный бой он партию не поведет.

Но, в конце концов, мы не знаем даже, насколько можно верить заявлениям лидера «Гражданской платформы», сделанным в интервью. Может быть, он описывает свою реальную партийную стратегию? А может быть, чего очень бы не хотелось, просто проводит «предпродажную подготовку» партии, желая ее уступить какому-нибудь состоятельному человеку?

Но мне хотелось бы верить, тем более зная Рифата Шайхутдинова не первый год как чрезвычайно умного человека и очень талантливого политтехнолога и политического философа, что мы действительно имеем дело с проектом, на платформе которого смогут объединиться граждане России.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир