Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Срочная встреча в Кремле Владимира Путина, Ангелы Меркель и Франсуа Олланда в ночь на минувшую субботу закончилась примерно так, как и ожидали осторожные оптимисты. Мир будет. Будет и определенная разрядка напряженности. Но когда все это будет ― пока не ясно.

Чрезвычайный характер дипломатического вояжа Меркель и Олланда объясняют по-разному: и неспособностью украинской армии одержать военную победу, и угрозой США поставить Киеву оружие, и неспокойной обстановкой в самом Евросоюзе.

 Но есть и еще одно обстоятельство.

«Европейский выбор» граничащей с Россией бывшей советской республики и последовавший за ним конфликт, конечно, доставил и еще доставит массу неприятностей нашей стране. Однако вместо того, чтобы сплотить Европу и создать прецедент «счастливого исхода» из зоны российского влияния, этот «выбор» вызвал эрозию в самом Евросоюзе и стал причиной разрушения украинской государственности.

Украина при новой, прозападной, власти была призвана стать сияющей витриной «европейского выбора», а стала иллюстрацией к книге вредных советов.

Да и сама Европа утрачивала монолитность по мере эскалации конфликта. Победившая в Греции коалиция СИРИЗА заявляет, что санкции против нашей страны не поддерживает, Сербия и Венгрия не скрывают, что подчиняются им поневоле, а Николя Саркози в стремлении побороться в 2017 году за президентское кресло с Марин Ле Пен заявляет и вовсе «страшное»: мол, жителей Крыма нельзя винить за выбор в пользу России.

Не исключено, что многие европейские лидеры, несмотря на необходимость соблюдать хорошую мину при не то чтобы плохой, но явно вынужденной игре, сегодня не могут отделаться от мысли, что лучше бы они Украину не трогали.

Когда Виктория Нуланд раздавала печенюшки на майдане, а Ангела Меркель уже начала кастинг будущих проевропейских лидеров незалежной, дело казалось простым. Однако на деле был упущен из виду важнейший геополитический фактор.

В 1990-х годах ныне покойный философ Вадим Цымбурский сформулировал концепцию «Острова Россия» (я заранее прошу прощения за ее предельное упрощение), согласно которой Российской Федерации после распада СССР не следует пытаться снова вобрать в себя бывшие братские республики. Наоборот! «Лимитрофные» (пограничные, разграничивающие, буферные) государства вроде Украины, Белоруссии и Казахстана должны стать своего рода «карантинной зоной» между симпатизирующими друг другу, но покамест несовместимыми цивилизациями ― Россией и Европой.

Любая попытка ликвидировать такую «карантинную зону», согласно Цымбурскому, приведет к катастрофическим последствиям.

Так и случилось.

Вот только попытку ликвидировать буфер решила не Россия, а Запад. И сейчас бессмысленно подсчитывать, кто, как и в какой степени способствовал дальнейшему, мягко говоря, неприятному развитию событий. Факт состоит в том, что попытка поколебать нейтральный и внеблоковый статус лимитрофного государства привела к глобальным последствиям, которые многие обозреватели по всему миру уже успели окрестить новой холодной войной, которая, как и первая, пугает перспективой в любой момент перерасти в горячую.

Многие противники нынешней российской власти, в том числе и у нас в стране, увидели в таком противостоянии шанс на смену режима. По всей видимости, они вслед за протестовавшими на майдане год назад украинцами полагают, что в случае падения ненавистного им правителя страна (не важно, целиком или по частям) получит шанс на интеграцию в счастливое западное братство, а сами они смогут жить в европейской стране, не меняя географического места жительства.

Я бы посоветовал таким людям почаще читать западную прессу. Особенно я бы порекомендовал им статью украинца с американским гражданством, политолога и писателя Александра Мотыля (по-европейски ― Олександр Мотиль), опубликованную в журнале Foreign Affairs накануне турне Меркель и Олланда.

Автор задается вопросом, что будет с Россией после Путина? Что же будет с его первой родиной, Украиной? Русских и украинцев ждет счастье навек в европейской семье? Отнюдь!

Коллапс режима будет страшным, считает Мотыль, и поэтому «Запад должен поддерживать соседей России, особенно Беларусь, Казахстан и Украину. Когда русскую дамбу прорвет, только сильные и стабильные нерусские государства смогут сдержать потоп, заслоняя от него весь остальной мир».

Иными словами, никакого европейского счастья для русских и украинцев не предполагается. «Остров Россия» будет после смены режима разрушаться, а Украина должна сохранить свой статус лимитрофа, функция которого будет заключаться исключительно в том, чтобы обломками России, не дай Бог, не завалило золотой миллиард.

Заметим на полях, что и Белоруссия ― это уже не государство-изгой, руководимое «последним диктатором Европы», а важная составная часть «санитарной зоны».

Foreign Affairs― не просто влиятельное внешнеполитическое издание. Это журнал американского истеблишмента, и случайных публикаций в нем не бывает. Напечатанное на страницах этого журнала отражает интенции по меньшей мере значительной части глобальной элиты.

«Остров Россия» остается с нами, а мы остаемся с ним. И со всем, что нам не нравится в нынешнем положении дел в нашем отечестве, разбираться придется нам самим. Заграница может нам помочь только с тем, что не нравится ей. Забота о русских (равно как и украинцах) не входит в ее программу-максимум.

Тот факт, что Европа одумалась и решила восстановить украинский буфер, предприняв для этого беспрецедентные дипломатические усилия, ― знак того, что геополитический здравый смысл берет верх над фантазиями.

Хороший знак мы увидим, когда за европейским качеством жизни, высоким уровнем технологий, прозрачностью судебной системы и доверия к государственным институтам нам не нужно будет отправляться из России, через карантинную зону, на Запад. Когда экономическая и политическая сила нашего Острова станет такой, что факт существования лимитрофных государств будет для нас не столь уж и важен.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...