Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Аккурат спустя девять месяцев после злополучного звонка Светланы Давыдовой в посольство Украины наши спецслужбы разродились активными действиями. Многодетная мать арестована, ей предъявлено обвинение в государственной измене. Теперь она находится не в кругу своих семерых детей в Вязьме, а в следственном изоляторе в Лефортово. Более того, адвокат обвиняемой уже сообщил, что обвинения против кормящей матери небезосновательны.

Итак, понаблюдав из окна собственного дома за изменением численного состава военных 82-й отдельной радиотехнической Краснознаменной ордена Александра Невского бригады ГРУ, Давыдова на ходу подхватывает информацию из разговора по телефону военнослужащего (!) в маршрутке, складывает 2 и 2, получает в результате 5 и звонит в посольство Украины. Сообщает о жизни доблестной бригады и передает услышанное — о возможных планах ГРУ и командировках военнослужащих в штатском в неизвестном направлении.

На Украину — это уже домыслы многодетной матери. Домыслы домыслами, а факты остаются фактами.

Разумеется, государственная измена налицо. Ничего не попишешь, в конце концов, достаточно познакомиться с пятым пунктом перечня сведений, отнесенных к государственной тайне: «Сведения, раскрывающие планы, направленность или содержание мероприятий оперативной, боевой или мобилизационной подготовки войск».

Оставим в покое вояку, который треплется по телефону в салоне маршрутки. Также обойдемся без нимба великомученицы или политического заключенного: для этого существует специально обезумевшие люди. Всё же поражает нелепость ситуации — кому понадобилось спустя девять месяцев начинать заведомо громкое дело против многодетной матери? Учитывая, мягко говоря, непростые отношения с Украиной и Западом относительно Крыма, положение на юго-востоке «незалежной» и новой холодной войны, которая — реальность такая же, как снег зимой.

В апреле прошлого года плыли головы у всех: украинский кризис оказался настоящим шоком для сторон конфликта и наблюдателей. Не думаю, что Светлана — единственная гражданка России, которая звонила в посольство Украины той весной. А о том, что говорили люди тогда друг другу, лучше и не вспоминать. Я, например, каждый вечер успокаивал хороших знакомых, вполне себе образованных граждан, и предлагал всё же не закупать массово бинты и аптечки, если нам всем придется идти за нашей славной армией на Украине и перевязывать раненых прямо на полях боев.

Об истериках касательно факта прослушки спецслужбой посольства можно теперь и не думать, особенно после того как факты прослушки телефонов первых лиц европейских государств спецслужбами США были преданы огласке в прошлом году. Нормальная практика работы всех спецслужб любых стран. Девятимесячное вызревание дела против многодетной матери в Вязьме — вот что действительно удивляет. Но никаких адекватных объяснений у меня нет.

Возможно, дело против Светланы Давыдовой станет импульсом к единению сил как оппозиции, так и патриотов России. Однако не думаю, что кому-то выгоден реальный срок от 10 до 25 лет для бедной женщины. Конечно, это не смягчает и не снимает с нее ответственности — незнание закона не основания для снятия обвинения в его нарушении. Но полный абсурд ситуации очевиден. Такой же абсурд, как и борьба депутатов ГД с необоснованным повышением цен на продукты питания в России в пределах думской столовой с тарелками подорожавшей каши в руках.

Скорее абсурдно громкое дело напоминает всем нам о том, что мы живем в полноценном государстве со своими государственными тайнами, гражданским долгом. Прежде чем открывать рты или звонить куда ни попадя, мы должны думать о своей ответственности.

Знаю, с этого места можно начинать бесконечные истерики по поводу «полицейского государства-агрессора», ответственности перед коррумпированной властью и устаревшего патриотизма. Много чего еще можно наговорить и накрутить. Ваше право: болтайте, захлебывайтесь, лайте — караван себе идет. Но всё же приятно сознавать, что об ответственности хотя бы за свои слова наконец начинают думать люди, которых никак не упрекнешь в том, что они за вольным словом в карман лезут.

В недавнем выступлении на «Эхе Москвы» Дмитрий Быков впал в паническое состояние после вопроса радиослушателя, в котором прозвучала формулировка «аннексия Крыма». Обтекаемости нервных речей живого классика нашей литературы позавидовал бы любой. Главное, что наше литературное всё наотрез отказалось употреблять непотребное слово «аннексия» и настаивало на «присоединении», интеллигентно прикрываясь не собственной трусостью, а статусом «Эха» и теми опасностями, которые могут грозить коллективу радио.

Мелочь, как говорится, но приятно. Так держать!

Социально-политический шок прошлого года вызвал к жизни глубинные силы сознания российского общества. Это неожиданные, непривычные, порой пугающие процессы становления гражданского самосознания после стольких лет абсолютной анархии в словах и делах, когда любые границы между личным и общественным, государственным и частным исчезли, казалось бы, навсегда.

Когда любой обалдуй мог трепаться о чем и как угодно в любом месте при любом удобном случае, прикрываясь фантасмагориями свободы слова и самовыражения. Когда из любой похмельной головной боли созидались апокалиптические пророчества. Когда с Россией и народом без опасений обращались, полагаясь на известное: плюй им глаза, скажут божья роса. Когда страна выступала в роли половой тряпки, о которую следует тщательно вытирать ноги перед входом в рай божественного мира Запада. Когда собственная история служила рулоном туалетной бумаги для любого «просветленного» свободой. Когда русофобия была эталоном цивилизованного сознания, а патриотизм — страшным диагнозом.

Сколько можно было так жить. Хватит уже вынашивать в державной утробе картины будущего и убеждать себя ночами, что не всё пропало. Нравится кому-то или нет, но нашему обществу давно пора вправить мозги и в прямом, и в переносном смысле. И элитам, и рядовым гражданам. Если не доходит по-хорошему, значит, будет и должно быть по-плохому. По-другому никак не получится.

Комментарии
Прямой эфир