Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В этом году Россия в десятый раз отмечает государственный праздник — День народного единства, и именно теперь этот праздник обрел полноту, смысл, дыхание. Поначалу в нем виделся всего лишь очередной ход власти: ну, пусть будет, если так уж кому-то хочется. И как инородное, нелепое тело в российской ментальности — ежегодно марширующие националисты. 

Конечно, национализм национализму рознь, — об этом и говорил Владимир Путин на последнем «Валдайском форуме»: «Самый большой националист в России — это я. Но самый правильный национализм — это выстраивание действий и политики так, чтобы это пошло на благо народа». А российский народ — это не только русские. И неважно, кто первый сказал: «поскреби русского — найдешь татарина». Только ли татарина? 

Потому пусть националисты маршируют в Люблино, а на Красной площади будет полноценный государственный праздник.           

О том, что происходило и происходит за последний год, написано уже немало. В День народного единства всё же нужно выделить главные изменения, которые стали составляющей этого праздника в 2014-м. Прежде всего Запад постепенно, осторожно, неуверенно, но начинает осознавать, что он жестоко просчитался. 

И дело не в территориальных претензиях, например к Украине, нет! Этой чушью уже наелись, хоть наша оппозиция продолжает обвинять страну изо дня в день в губительных для будущего имперских амбициях. Россия слишком велика для этого. Она просто правопреемник СССР. Значит, она отвечает и должна отвечать за все бывшие советские республики, а ныне суверенные государства. Отвечать не только по счетам, контрактам, совместным проектам. Она отвечает и будет отвечать за безопасность, за общую стратегию развития каждой бывшей республики Советской России. Советской, но России! 

Постсоветское пространство — это не просто стратегическая зона интересов России, но прежде всего это стратегическое пространство российской ответственности за всех и каждого на огромной постсоветской территории. Россия вместе с другими республиками будет решать как, в каком направлении, каким способом будет развивать не просто межгосударственное партнерство, но пронизанный кровными узами единый цивилизационный организм. 

До тех пор пока Европа и США не осознают этой российской ответственности за всё постсоветское пространство, ни о каком взаимопонимании и речи быть не может. После формального завершения холодной войны именно Россия вышла победителем на территории СССР — она безусловный лидер развития всего и всех в будущее. 

Еще одно стратегическое смещение в российской атмосфере: за последние месяцы изменяется представление о «путинском большинстве», о том самом народном единстве, даже в головах оппозиционного лагеря. Приходит наконец осознание, что Владимир Путин — это всерьез и надолго, как бы вас ни корежило от этого факта. И «путинизм» — это особый феномен, понятный не Западу, а только нам, здесь и сейчас. А там пусть вас от злобы и зависти наизнанку выворачивает. 

И единство наше народное — это не результат всего лишь «промывки мозгов» зомбоящиками и государственной пропагандой. Что-то перестают кивать на телевизоры и, к своему изумлению, пусть и скрытому, впервые видят и знакомятся с российским народом, с таким, каким он веками здесь стоял и стоять будет. Впервые видят ту самую вечную загадку — Россию, великую и сказочную страну. Солоно, да горько-кисло-сладкую. Родниковую и ржаную. Необъятную под бездонными небесами, проколотыми золотыми куполами. 

И мы, — как бы нас там презрительно ни называли: патриоты, державники, ватники, — но души свои, сбитые да стертые перекатами лихолетья, только теперь и смысл в собственном существовании обретаем. И в новых традициях, и в новых праздниках. Пусть уходит то, чему суждено навсегда уходить, но мы своими руками созидаем новую Россию, ничего не забывая, ничего не теряя. 

А оттого и страх, и ненависть у креативных русофобов. Перед ними — настоящая Россия, аж дух захватывает, а им и сказать то нечего. Потому только и слышны одни и те же слова да штампы весь год, эдакое многоголосое гробовое молчание. Конец смуте и смутам, слышите?! Конец. Вот так-то. 

Впервые — клянусь, за многие годы существования этого праздника, в этот день только и слышишь от друзей и знакомых: «С праздником!». Тепло. Искренне. Душевно. Ни тени иронии или дешевого сарказма. Редкие мгновения истории, когда вот так вот запросто в одной точке времени-пространства сплетается единство сердец и душ.

Россия, долго ты скиталась непонятная и непонятая в годах разрухи и страданий наконец ступила легко, спокойно, но твердо в новый мир — пусть он еще не всё сразу узнает, — научится, если захочет, узнавать, а не захочет, так научим. Не захочет учиться мир этот? Заставим. Будет смотреть, восхищаться, ужасаться, но будет стоять и слушать, не только слова России, но и ее молчание, которое очень многого стоит. Будет. 

Долго было непонятно с датой рождения новой России. 1991? 1993? А теперь всё ясно и просто, и ни тени сомнений ни у кого не осталось, — хотя страшно представить себе даже — четверть века (!) огромная страна после такой катастрофы пыталась жить чужой жизнью, чужими судьбами, чужими интересами, советами, рецептами, пока не отвела всё это рукой бескрайней в сторону и не явила себя миру такой, какой она была, есть и будет. Выстояла и вернулась. Вернулась и уходить никуда не собирается. Потому что мы сами теперь не дадим.   

Ну, здравствуй, Россия, говорю я небесам, земле, рекам и озерам, главное, всем людям, которые здесь и сейчас рядом. И тем, которые были и которые будут. 

Здравствуй, матушка Россия, непутевый сын твой челом тебе бьет.            

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...