Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Пентагон заявил об изучении оборудования на сбитом аэростате КНР
Мир
ПВО Израиля перехватили летательный аппарат над сектором Газа
Мир
Зеленский лишил гражданства нескольких чиновников времен Януковича
Происшествия
В Донецке более 8 тыс. абонентов остались без электричества из-за обстрела
Мир
Посольство РФ назвало передачу Украине активов Малофеева воровством
Мир
Французский политик предостерег от приема Украины в Евросоюз
Мир
В США частично закрыли воздушное пространство из-за китайского шара
Мир
США сбили китайский аэростат у своего побережья
Мир
Экс-морпех Риттер заявил о подготовке США к поражению Украины
Мир
В Вероне прошла манифестация против НАТО и антироссийских санкций
Мир
В Венгрии предупредили ЕС о дефиците топлива из-за антироссийских санкций
Спорт
Экс-чемпион UFC Конор Макгрегор проведет первый бой с 2021 года

Росавиация зафиксировала рост числа смертей в российском небе

При этом число экстренных обращений пассажиров за медицинской помощью на борту в этом году уже почти в два раза превышает показатели 2013 года
0
Росавиация зафиксировала рост числа смертей в российском небе
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Давашкин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

За весь прошлый год на борту коммерческих авиарейсов в России скончались 9 человек, а за 9 месяцев 2014-го года в российском небе умерли уже 10 человек. Об этом «Известиям» сообщили в Федеральном агентстве воздушного транспорта (Росавиация). В статистику включены рейсы как российских, так и иностранных компаний в воздушном пространстве России, жертвы авиационных инцидентов не учитывались.

При этом число обращений пассажиров за медицинской помощью на борту в 2014 году уже почти в два раза превышает итог 2013 года. По данным Росавиации, с начала этого года авиапассажиры 164 раза обращались за экстренной медицинской помощью к экипажу самолета, а в прошлом году отмечен 91 подобный случай.

— Это сообщения, которые поступают от летных экипажей (от пилотов диспетчерам) о том, что на борту зафиксирован случай резкого ухудшения состояния здоровья, — говорит представитель Росавиации. На вопрос о причинах роста показателей в ведомстве ответить затруднились. На предположение о более активном раскрытии случаев со стороны перевозчиков представитель ведомства отметил, что «открытость авиакомпаний ни при чем».

Мнения авиаэкспертов сходятся в том, что с органическим увеличением пассажиропотока растет и смертность пассажиров на борту.

— Росавиация может полагаться только на случаи экстренные, когда к борту самолета вызывалась карета скорой помощи либо когда самолет совершал вынужденную посадку. Каждая экстренная посадка фиксируется, и эта информация поступает в Росавиацию: по какой причине борт сел не в порту назначения, а совершил вынужденную посадку в ближайшем аэропорту, — говорит эксперт комитета по транспорту Госдумы Роман Гусаров. — Я думаю, что это увеличение показателей вполне естественно, просто потому что налицо ежегодный рост пассажиропотока. Уже по итогам восьми месяцев текущего года, в целом гражданская авиация прибавила 11% по сравнению с таким же периодом прошлого года. Соответственно, чем больше пассажиров, тем больше вероятность смерти на борту.

Последний фатальный случай произошел в пятницу, 12 сентября: 65-летний подданный Японии умер от инсульта на борту рейса Франкфурт–Осака, самолет авиакомпании Lufthansa экстренно сел в Екатеринбурге. В пресс-службе Lufthansa отметили, что перед полетом пассажирам, которые страдают хроническими заболеваниями, следует получить от медицинской службы Lufthansa подтверждение о том, что их состояние здоровья позволяет совершить авиапутешествие.

В компании добавили, что разработали специальную программу Doctor on board («Доктор на борту») — это превентивный способ предотвращения на борту экстремальных ситуаций. Программа мотивирует врачей заранее регистрироваться, чтобы авиакомпания знала о присутствии на рейсе медицинского работника. В итоге экипаж заранее будет знать, где сидит медработник. Таким пассажирам начисляется бонус — 5 тыс. премиальных миль, врачам периодически делаются промопредложения. Как писали «Известия», в начале сентября Общественная палата РФ предложила менее элегантный ход: изменить правила регистрации пассажиров на рейсы в российских аэропортах — с тем чтобы пассажиры указывали, работают ли они врачами или полицейскими и согласны ли они помочь в экстренной ситуации. У российских авиакомпаний подобных льготных программ для врачей пока нет.

В Росавиации не уточнили, какой процент данных показателей приходится на российские авиакомпании, поэтому сравнивать российскую авиационную медицину с мировой затруднительно. По данным ИКАО, на каждые 40 тыс. рейсов приходится одна внезапная смерть, причем из каждых десяти смертей на борту шесть связаны с заболеваниями сердца. Согласно исследованию, опубликованному в 2011 году в Singapore Medical Journal, из 2 млрд людей, летающих ежегодно коммерческими рейсами, около 1 тыс. умирают от сердечных приступов.

Сейчас, если пассажиру становится плохо, об этом командиру воздушного судна докладывает старший бортпроводник, рассказывает опытный пилот и экс-председатель профсоюза летчиков Александр Романов. Бортпроводница также сообщает, есть ли на борту пассажир с медицинским образованием, и если таковой имеется, он может решить, необходима ли экстренная посадки или нет. Но последнее решение в такой ситуации всегда за командиром воздушного судна.

— Я в течение 5 лет работал пилотом в иностранных компаниях и знаю, что у них на самолетах даже дефибрилляторы есть, чтобы помочь пассажиру при остановке сердца. А смерть на борту происходит в большинстве из-за остановки сердца, — говорит Романов. — У нас, как выясняется, даже при вызове скорой помощи его может не оказаться. Оснащение объектов инфраструктуры гражданской авиации в России находится в очень плохом состоянии.

Романов имеет в виду самый громкий трагический случай на объектах авиационной инфраструктуры последнего времени — смерть 24-летнего Артема Чечикова утром 18 августа в аэропорту Шереметьево. Его мог спасти оказавшийся рядом переносной дефибриллятор (прибор, использующийся медиками для устранения нарушений сердечного ритма), который находился в арсенале медицинских работников, поднявшихся на борт, — но в приборе не было батареек. В обязательный набор медицинской техники на борту, предусмотренный ИКАО, дефибриллятор не входит. Следственный комитет возбудил уголовное дело о причинении смерти по неосторожности. Теперь все медслужбы российских аэропортов ждут долгие и тщательные проверки.

В Шереметьево «Известиям» сообщили, что по этому году дать статистику не могут ввиду продолжающегося расследования дела о смерти Чечикова.

— Мы в настоящий момент находимся под проверкой СК и прокуратуры и все сведения предоставили этим органам и до завершения следствия воздержимся от предоставления дополнительных сведений, чтобы не навредить процессу установления истины, — сказал представитель аэропорта Роман Генис. Он сообщил, что прошлом году было снято с бортов по медицинским показаниям 395 человек, а всего госпитализирован 621 пассажир. В 2012-м отвезли из аэропортов в больницу 533 пассажиров, сняли прямо с рейсов 283 человек — тоже налицо рост.

Что касается статистики по медицинским инцидентам в других аэропортах столичного авиаузла, то в телефонном разговоре представитель пресс-службы Внуково заявила, что у них смертельных случаев в аэропорту вообще не было, не уточнив статистику по экстренным случаям оказания медицинской помощи. Аэропорт Домодедово отказался разглашать информацию об инцидентах, сославшись на законодательство о врачебной тайне — которое, впрочем, подразумевает под врачебной тайной только данные о конкретных пострадавших.

Эксперт комитета по транспорту Думы Роман Гусаров подчеркнул, что по общему правилу за безопасность пассажира отвечает авиакомпания — как за клиента по договору перевозки, в том числе за всё, что происходит в аэропорту.

— В тот момент, когда человек получил посадочный талон — всё, перевозка началась, по закону он уже пассажир, — рассуждает собеседник. — Но аэропорт находится вообще вне правого поля — нет закона об аэропортах. Если пострадавший пассажир рискнет судиться с авиакомпанией по какому-либо инциденту, то авиакомпания, в свою очередь, может судиться с аэропортом, чтобы компенсировать выплаты. Но авиакомпании ссориться с аэропортом тоже не хочется, потому что аэропорты в большинстве городов России являются монополистами. Разграничений ответственности за пассажира между аэропортом и авиакомпанией нашим законодательством не отрегулировано.

Поэтому Гусаров предлагает обязать крупные аэропорты заключать договоры с медицинскими организациями о постоянном дежурстве врачей в аэропорту.

— Через московские аэропорты проходит по 1,5–2 млн пассажиров в месяц, тысячи работников аэропортов на своих объектах постоянно подвержены риску, — отмечает Роман Гусаров. — И чтобы в этом конгломерате не было нормального медицинского пункта, я честно говоря, не понимаю. По моему мнению, нужно обязать аэропорты заключать договора со станциями скорой помощи: приезжает бригада скорой помощи и дежурит в аэропорту. Им нужно предоставить помещение и стоянку для реанимобиля. Но никто ничего не будет делать, пока Минтранс не обяжет крупные аэропорты, проходимостью свыше, к примеру, 1 млн человек в год, заключать такие соглашения.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир