Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Две революции

Какая из них более реальна — «зеленая» или «сланцевая»?
0
Две революции
Фото: trubagaz.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Наступает время перехода на альтернативные источники энергии — энергию ветра, солнца, биомассы, энергию термальных вод, волн, приливов...  Все больше используются «зеленые» источники, а пять лет назад на энергорынке заговорили о «сланцевой революции», которая, правда, связана с серьезной угрозой окружающей среде.

Хотя пока доля возобновляемых источников энергии (ВИЭ) на общем мировом рынке незначительна и они не могут конкурировать с традиционными топливными ресурсами (углем, нефтью и газом), разработки в этой области постоянно ведутся. Особенно серьезно при активном финансировании правительства ими занимаются в Европе, США и Китае.

Ориентир: три «двадцатки»

«Пока в масштабах мира и Европы доля возобновляемых источников незначительна и они не способны в ближайшем будущем повлиять на необходимость расширения добычи традиционного сырья», — убежден профессор Василий Богоявленский, член-корреспондент РАН, заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН.

В основном потому, что эта энергия остается очень дорогой, а деньги на исследования берутся из кармана потребителя. Наиболее наглядно это видно на платежах за электроэнергию в Германии. Там рост стоимости электричества происходит за счет «зеленого налога» — почти семь евроцентов с каждого киловатт-часа. «Неудивительно, что подобное положение дел вызывает недовольство конечных потребителей не только в Германии, но и во многих других европейских государствах», — отмечает Светлана Мельникова, эксперт Института энергетических исследований РАН. Такое отношение граждан и плюс влияние кризиса приводят к резкому сокращению инвестиций в развитие возобновляемой энергетики по всему миру: в прошлом году в США — на 10%, а в Европе — на целых 44%.

Но все же развитые страны не собираются отказываться от поиска альтернативы нефти и газу, которых у них недостаточно, чтобы обеспечивать свои потребности. В ЕС существует даже амбициозный план построения низкоуглеродной энергетики. Называется он «202020», «двадцатки» означают заветную цель: доведение доли возобновляемых источников в Европе к 2020 году до 20%. В том числе это нужно для того, чтобы, как не устают повторять западные политики, снизить свою энергозависимость от России.

Поэтому Запад, стремящийся перейти за «зеленую» энергетику, часто упрекает Россию в том, что в нашем энергобалансе доля возобновляемых источников ничтожна — лишь 1%. Но российские эксперты считают, что в этом упреке много лукавства и статистических уловок. «При детальном анализе статистики становится очевидно, что на Западе в общую отчетность по ВИЭ включают гидроэнергетику, а у нас — нет», — поясняет Светлана Мельникова. Поэтому и картина выходит такая неприглядная... Но если к этому 1% (куда входят ветровые, солнечные и геотермальные мощности, которых действительно в России немного) прибавить гидроэнергетику, то у нас получится вполне респектабельный даже по западным меркам уровень в 17%.

И все же пока до воплощения мечты Западу далеко. Масштабное использование альтернативной энергетики станет реальным только тогда, когда уменьшится стоимость ее производства. Сегодня же наблюдается лишь незначительное снижение. «Самая заметная динамика — в солнечной энергетике, где стоимость энергии, полученной на некоторых установках, к началу 2014 года сократилась практически вдвое по сравнению с 2009 годом», — говорит Светлана Мельникова. И все же конкурировать по цене с традиционной сегодня может лишь энергия, вырабатываемая береговыми ветропарками.

Но остальные производства остаются по-прежнему дорогими, а значит, нерентабельными. «Пока эта энергия намного дороже, поэтому требует весьма существенных мер государственной поддержки сектора, без чего он абсолютно нежизнеспособен», — поясняет Светлана Мельникова.

Сланцевые перспективы

Еще одна альтернатива традиционно добываемым углеводородам — сланцевый газ. По некоторым прогнозам, уже через 15 лет его использование в мировой энергетике может достичь 40%, а значит, полностью изменить рынок энергоресурсов!

США, Канада, Аргентина уже начали разрабатывать свои запасы. «За короткий срок в США добыча сланцевого газа выросла почти до 50% от общей добычи. Такого бурного роста не смог предвидеть ни один эксперт мира, — утверждает профессор Богоявленский. — Не исключено, что скоро и Китай будет добывать сланцевый газ, обеспечивая этим топливом часть своего колоссального производства».

«Сланцевая революция», как называют ее специалисты, уже коренным образом начала менять баланс поставок. Импортный сжиженный природный газ в США оказался невостребованным. Более того, Штаты грозятся сами начать экспортировать СПГ. В США специальное налоговое регулирование отрасли привело к низкой себестоимости углеводородов, полученных из сланцевых пород. В остальных странах пока таких успехов нет, но это не значит, что со временем они не появятся.

Осторожно: буровая

Но несмотря на вроде бы впечатляющие зарубежные результаты, многие специалисты серьезно озабочены экологическими последствиями добычи сланцевого газа и нефти. Правда, одни считают, что методы добычи сланцевого газа опасны не более чем добыча обычных углеводородов, а вот другие уверяют, что добыча «сланцев» грозит настоящей экологической катастрофой. Хотя, например, профессор Богоявленский считает, что разработка месторождений сланцевого газа представляется гораздо менее опасной, чем об этом говорят в прессе, особенно по сравнению со многими катастрофами, к примеру, той, что случилась в Мексиканском заливе при добыче традиционных углеводородов.

С ним категорически не согласна Светлана Мельникова: «Огромные площади земли, побывавшей в разработке, напоминают пастбище кротов, повсюду — огромные пруды-отстойники с отработанным буровым раствором, который, испарившись, при первом же дожде выпадет на головы людей. Неудивительно, что экологический аспект стал основной причиной для запрещения сланцевых разработок в ряде европейских государств».

Эксперты также не исключают, что из-за нарушения прочности сланцевых массивов при добыче газа возможны и другие негативные проявления. Например, землетрясения. Но все же технологии добычи сланцевых углеводородов продолжают развиваться, а разработчики ставят себе цель — уменьшить вред, наносимый окружающей среде...

В закромах Родины

Безусловно, такое активное использование сланцевого газа и других нетрадиционных источников скажется на экономике России, постепенно оттягивая от нее часть рынка и снижая нашу геополитическую роль как крупнейшего поставщика углеводородов. Однако России тоже есть что противопоставить, страна обладает огромными запасами и сланцевого газа, которые со временем вполне можно разрабатывать. «По оценке экспертов, Россия стоит на девятом месте по этим запасам (8,1 трлн кубометров), но это только предварительные расчеты. Думаю, что после серьезного анализа будет доказано, что мы входим в тройку лидеров, — убежден Богоявленский. — По ресурсам же сланцевой нефти Россия вообще стоит на первом месте. При этом оценены только ресурсы Баженовской свиты в Западной Сибири».

Правда, некоторые эксперты убеждены, что России не понадобится развивать масштабную добычу сланцевого газа, поскольку у нас есть огромные ресурсы природного газа. Но в научном сообществе не все согласны с этой точкой зрения. «В отдельных регионах для местных нужд это очень целесообразно — гораздо выгоднее, чем транспортировать небольшие объемы традиционного газа на тысячи километров», — считает Василий Богоявленский.

И самое главное — это поможет России «застраховать» свое место лидирующего экспортера энергоресурсов. Это особенно актуально, учитывая, что последние расчеты Института проблем нефти и газа РАН показали, что доля экспорта российского газа по отношению к мировому потреблению снижается (с примерно 9,8% в начале 90-х годов прошлого века до 5,3% в 2012 году).

Снижение происходит даже независимо от процесса развития добычи сланцевых углеводородов в других странах! После долговременного подъема медленно начала снижаться и доля экспортируемой российской нефти. При том что в последнее десятилетие мы экспортируем 73–75% от добываемых в России объемов жидких углеводородов. Во времена СССР доля экспорта страны была намного ниже — около 30% добываемой нефти и 12–20% — газа. «Чтобы сохранить наши экспортные позиции, необходимо активно развивать технологии добычи сланцевой нефти, ведь она может компенсировать приближающееся падение добычи традиционной нефти», — считает профессор Богоявленский.

Российский «сланец»

И власти прислушиваются к голосу научного сообщества: в России начинаются масштабные геолого-разведочные работы по поиску и пробной добыче сланцевой нефти, которые активно финансируются нефтегазодобывающими компаниями и правительством. Ученые готовятся рассчитать запасы сланцевых углеводородов, чтобы потом выработать стратегии производства. Но все же пока добыча сланцевых нефти и газа — дело слишком молодое — еще не знает своих отдаленных последствий в мировом энергетическом бизнесе. Действительно ли эта технология перспективна или это лишь кратковременный успех? Поэтому российские эксперты рекомендуют продолжать вести взвешенную политику в энергетической области, заключать выгодные долгосрочные контракты...

Как будет меняться рынок, не преувеличена ли опасность окружающей среде от добычи сланцевых углеводородов и насколько добыча сланцев вкупе с «зелеными» источниками может реально заменить традиционные углеводороды в скором будущем, покажет только время. «Необходимы спокойный и взвешенный анализ, детальная геологоразведка, накопление масштабной производственной статистики. Без этого невозможно дальнейшее прогнозирование», — уверена Светлана Мельникова.

Мировая статистика
В настоящий момент добыча сланцевого газа, согласно официальным отчетам, ведется в трех странах мира: США, Канаде и Китае. Общий объем добычи сланцевого газа в США по итогам 2013 года вырос до рекордных 319,5 млрд куб. м, однако темпы этого прироста существенно замедляются последние три года. Если в 2010 году прирост добычи сланцевого газа в этой стране составлял 48%, то по итогам 2013 года — лишь 15%.
В 2012 году добыча сланцевого газа в Канаде составила 15% от общей (145 млрд куб. м в год), что соответствует около 22 млрд куб. м. Однако последняя редакция ежегодно обновляемого отчета NationalEnergyBoard (Канада) предоставляет данные о добыче 6,8 млрд куб. м в 2012 году и 7,8 млрд куб. м в 2013 году.
Добыча сланцевого газа в Китае по итогам 2013 года составила весьма скромные 0,2 млрд куб. м. Официальных данных о промышленной добыче сланцевого газа в других странах на настоящий момент нет.

А что у нас?
В России с ее огромными запасами традиционных энергоресурсов и достаточно суровыми климатическими условиями развитие альтернативной энергетики не было в числе приоритетов. В последние годы ситуация стала заметно меняться, тем более что для отдаленных регионов такие решения могут быть во всех смыслах оправданными.
По данным Минэнерго РФ, объем технически доступных ресурсов в России составляет не менее 24 млрд тут (тонн условного топлива). Доля электроэнергии, вырабатываемой с использованием ВИЭ, сейчас составляет около 1% (без учета крупных традиционных гидроэлектростанций мощностью свыше 25 МВт, а с учетом последних — свыше 17%). Удельный вес производства тепловой энергии, полученной на базе ВИЭ, составляет около 3%, или около 2000 млн Гкал.
Суммарная мощность малых гидроэлектростанций в нашей стране не превышает 250 МВт, а геотермальных — около 80 МВт.
Целевой ориентир — повысить долю ВИЭ в выработке электроэнергии до 4,5% к 2020 году.

Две революции

Комментарии
Прямой эфир