Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Внучка Мельникова забаррикадировалась в доме своего деда

По мнению Екатерины Каринской, Музей архитектуры имени Щусева производит рейдерский захват памятника архитектуры
0
Внучка Мельникова забаррикадировалась в доме своего деда
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Внучка архитектора Константина Мельникова Екатерина Каринская забаррикадировалась в доме своего деда, где проживает более 10 лет. Днем ранее представитель Музея архитектуры имени Щусева сообщил, что памятник архитектуры будет открыт для посетителей в конце 2014 года. По мнению сотрудников музея, для этого внучку Мельникова необходимо выселить из здания.

— Я чудом попала в дом, но теперь не могу из него выйти, — рассказала «Известиям» Екатерина Каринская. — Вчера я была с дочерью и внуками под Угличем, когда в 5 часов вечера мне позвонил муж и сказал, что в дом его не пускают. Чоповцы, нанятые Музеем архитектуры, сменили замок на входной двери, а внутреннюю дверь просто выбили вместе с куском исторической рамы.

По словам Екатерины Каринской, после звонка супруга ей пришлось сразу же выехать в Москву.

— Мы добрались за рекордное время — 3 часа, и я срочно обратилась в полицию. Сотрудники органов внутренних дел отказались мне помогать, но пока я писала заявление, в дом сумели попасть моя дочь и внуки. Чуть позже я прошла вслед за ними. Сейчас в дом никого не впускают, вокруг выставлено оцепление, ко мне должен явиться адвокат. Я считаю, что происходит рейдерский захват, — заключила внучка архитектора.

В настоящее время Дом Мельникова курирует московский Музей архитектуры, который планирует сделать в здании филиал своего музея. Екатерина Каринская неоднократно заявляла, что отказывается сотрудничать с музейщиками до тех пор, пока не будут выполнены условия завещания ее отца Виктора Мельникова относительно сохранения внутреннего убранства здания. Представители музея, в свою очередь, заявляли, что Екатерина Каринская тормозит процесс превращения дома в музей, потому что не хочет выезжать из уникального здания.

Представители Музея архитектуры видят ситуацию иначе. По словам заместителя директора Павла Кузнецова, в доме по приказу руководства музея начались плановые работы — опись мемориальной обстановки.

— 13 августа сотрудники музея и искусствоведы приступили к отделению личных вещей от мемориальных, чтобы в конце года открыть экспозицию, — рассказал Павел Кузнецов. — Здание находится в удручающем состоянии: нарушена мемориальная обстановка, некоторые предметы быта утрачены. Вокруг здания выставлен пост ЧОПа и полиции, чтобы в дальнейшем нас не смогли обвинить, что какие-то вещи пропали. 

По словам представителя музея, сотрудники нашли в Доме Мельникова крупную сумму денег — около $80 тыс.

— Этот факт как-то не вяжется с образом бедной старушки, который госпожа Каринская создавала в последние годы, — заметил представитель музея. — Сумма оформлена в установленном порядке и будет передана собственнику, как только это потребуется.

Екатерина Каринская заявила, что найденные деньги являются накоплениями «на старость».

Куратором грядущей экспозиции назначена другая внучка архитектора — Елена Мельникова. Корреспондент «Известий» поздравил наследницу с новой должностью.

— Поздравлять меня конечно можно, но, как видите, всё опять застопорилось, — посетовала собеседница издания. — Сейчас я вместе с полицией и представителями Музея архитектуры стою около дома, мы ждем, когда Каринская согласится выйти. Вчера я побывала в доме впервые за долгие годы. Там практически ничего не узнать, но я буду восстанавливать историческую обстановку.

30 октября 2013 года Музей архитектуры имени Щусева получил охранное обязательство пользователя объекта культурного наследия, позволяющее ему заняться комплексной научной реставрацией здания. Реставрация намечена на 2015–2017 годы.

Председатель президиума московской коллегии адвокатов Сергей Жорин пояснил «Известиям», что Екатерина Каринская не имеет оснований для проживания в доме, поскольку «не является собственником здания».

— Она даже его не арендует, а всего лишь исполняет завещание своего отца. Исполнитель завещания не имеет прав на имущество. Если бы у нее был заключен договор аренды, то сейчас шел бы разговор о его расторжении. А так — только выселение, — подытожил адвокат.

Дом-студию Константин Мельников построил в конце 1920-х годов для своей семьи. После его смерти между наследниками архитектора начался имущественный спор, который не завершился до сих пор. Тем временем здание, включенное во все мировые путеводители и справочники по истории архитектуры, постепенно разрушается.

Комментарии
Прямой эфир