Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Всякий разговор в «порядочной» среде теперь нужно начинать с утверждения, что кровь Донбасса на руках у Путина. Или так, в духе официальных лиц: Белоруссия — морское государство, майдан стоял за свободу, а Путин виноват в войне.

Дальше могут быть разночтения. Помогает ли российская армия ополченцам? На каждое свидетельство о чеченцах на стороне ДНР есть свидетельство об американских кураторах в рядах нацгвардии — степень достоверности этих свидетельств совершенно одинаковая, и значит, на них дробь можно сократить.

Есть ли у ополченцев российское оружие? Но на пространстве бывшего СССР везде советское оружие — и это тоже можно сократить.

Есть ли добровольцы? Ну, вроде бы есть. Но в любом случае число их ничтожно, да и добровольцев из «Правого сектора» хватает — сокращаем и это.

Так дробь растирается в пыль, не остается ничего.

С уверенностью говорить о российской военной помощи ополченцам трудно даже Вашингтону, потому что голому ежику понятно, что настоящей минимальной военной помощью была бы эскадрилья-другая «сушек», а их, как ни крути, пока нет.

И даже нельзя показать кадры с каких-нибудь старых учений — breaking news! Путин бомбит Украину! — потому что тому же голому ежику понятно, что в первый же день появления российской авиации война закончится.

Но в одном сомнений нет: развязал войну Путин, это из-за него льется сейчас на Донбассе кровь. С этим нужно быть согласным, чтобы тебе подавали руку, это — символ веры.

Как именно развязал?

Аркадий Бабченко формулирует: геббельсовщина. Как именно технически? Через подконтрольные телеканалы Путин рассказывал населению, что на майдане сплошь фашисты, вот население и пошло воевать. Если бы мозги людям промывало не русское телевидение, а украинское, никто бы и думать не стал ни о какой федерализации.

Само собой, российское телевидение, как и телевидение Германии, Англии, США, — машина пропаганды, кто бы спорил.

И всё же открытый метод развязывания войны поражает воображение. А что если в течение двух месяцев рассказывать по телевизору финнам, что все шведы — вампиры? Начнут ли финны обвешиваться чесноком? Двинутся ли к шведской границе с осиновыми кольями наперевес?

Ну то есть пропаганда пропагандой, но одной пропаганды, кажется, недостаточно, чтобы начала литься кровь, да?

Но даже если допустить, что во всем виновата геббельсовщина и только она. О'кей, но это всё же не донецкие самолеты бомбят Житомир и не луганские танки колоннами заезжают во Львов, так ведь? Происходит нечто прямо противоположное.

То есть российское телевидение настолько распропагандировало жителей юго-востока Украины, что Киев стал их бомбить и утюжить танками, — путинский след очевиден.

Это, однако, еще не всё, нас ждет вторая часть Мерлезонского балета.

Поскольку говорить о том, что Киев ведет войну с местным населением, пусть бы даже и одураченным, нельзя, потому что война с собственным народом не может иметь благовидных предлогов, говорится о том, что воюют там на самом деле засланные казачки, от которых местное население мечтает избавиться.

Таким образом, целиком логика выстраивается такая: российская пропаганда обманула юго-восток, чем заставила Киев двинуть на него танки, однако местное население пропаганде не поддалось и выступает за целостность любимой Украины, а воевать там приходится с террористами, наемниками и бандитами.

Это, согласитесь, даже не женская логика.

Что за террористы, с которыми много недель воюет регулярная армия и несет потери за потерями? Что за наемники, с которыми останавливать танковые колонны выходят даже женщины? Что за бандиты, которые проводят референдумы, голосуют на выборах и созывают пресс-конференции?

Очевидность требует называть этих людей как-то иначе (но даже слово «сепаратисты» опасное, ведь где-то на Западе ходят демонстрациями каталонцы и деловито готовятся к референдуму шотландцы), но если называть их иначе, то тогда придется начинать с ними переговоры, а МВФ не дает гранта на переговоры, дает только на полное и окончательное решение юго-восточного вопроса. Причем дает именно потому, что знает: такого решения уже нет и не будет никогда, как не может быть уже решения суннитско-шиитского вопроса в Ираке и мусульманско-светского в Египте.

Единственная сторона, которой отчаянно нужны переговоры, кто настаивает на переговорах, твердит о них как заведенный, кто мечтает хотя бы о худом мире в регионе, — это Москва, и вот как раз про нее-то Киев, Вашинтон и Брюссель рассказывают, что это она войну в регионе подожгла, кровь Донбасса на ее руках и если бы не она, ничего бы не было.

Убийственная логика.

Комментарии
Прямой эфир